3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? icon

3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития?



Название3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития?
Дата конвертации07.09.2012
Размер272.01 Kb.
ТипДокументы


3. Как нам повернуть Россию

на инновационный путь развития?


НЭП-2 или новая бюрократическая политика. Социализм умер… Да здравствует

социализм!? Рыночный фундаментализм – не наш путь. Каким мы видим

инновационное развитие общества. Предпосылки движения России к

инновационному обществу. Политическая основа инновационного общества.

Исследуя истоки теоретического и практического социализма (см. статьи «Можно ли в учении Маркса найти ответы на вызовы нашего времени?», «Причины победы и крушения советского социализма»), мы пришли к выводу о ведущей роли бюрократического класса, которую он всегда играл на переломных этапах российской истории. Какая бы революция не затевалась и какие бы реформы не проводились, благодаря тому, что авторитарная матрица прочно вошла в сознание российской политической элиты, роль чиновников только усиливалась. Как долго будет продолжаться этот процесс? Первый звонок прозвучал в революционном 1991 году: «застойная» номенклатура показала свою неэффективность – не помогла ни «перестройка», ни «ускорение», ни «гласность». Второй звонок: дефолт 1998 года - можно списать на неопытность новой либерально-демократической бюрократии.

Нынешний кризис может оказаться третьим и последним звонком коррумпированной бюрократии и «назначенной» олигархии, строящих свое благополучие на безудержной эксплуатации природных и человеческих ресурсов страны. Однако пассивно ожидать развития событий было бы опасно, поскольку в авторитарной бюрократической матрице остается место диктатору. Поэтому, совершив небольшой экскурс в новейшую историю и проанализировав тенденции постсоветского периода, мы в порядке гражданской инициативы сформулируем антибюрократическую концепцию общества, способную, на наш взгляд, вывести страну из «вековой экономической отсталости» (Д.А.Медведев).


НЭП-2 или новая бюрократическая политика.

Капитализм и демократия вводились в России директивно по рекомендациям Международного валютного фонда без учета исторического опыта и национальных особенностей страны, не имевшей никакого опыта демократических реформ. Из возможных вариантов трансформации командной экономики в рыночную был выбран наиболее ущербный - «шоковая терапия». Как и после февральской революции 1917 года в стране воцарился хаос и анархия. В таких условиях к власти неизбежно должна была прийти наиболее организованная сила – в то время такими силами были неформальные преступные группировки, опирающиеся на теневой бизнес, и бывшая партноменклатура, сменившая идеологические ориентиры. В ходе криминальной гражданской войны номенклатура одержала компромиссную победу, в результате которой, по сути, произошла конвергенция экономического криминала в бюрократические структуры власти.

Русский философ И.А.
Ильин, анализируя политику Запада изнутри (живя в эмиграции), писал: «Мы должны понимать и помнить, что всякое давление с Запада, откуда бы оно не исходило, будет преследовать не русские, а чуждые России цели, не исторический интерес, не благо русского народа, а интерес давящей державы и вымогающей организации…». Понимая, каким деформациям подверглось правосознание русского народа за годы большевистского правления, Ильин предупреждал либералов об отрицательных последствиях немедленного введения демократии в России после падения коммунистического режима; после многолетней несвободы народа «предлагать ему народоправство можно только в надежде: заменить тоталитарный трафарет коммунистов новым, тоже тоталитарным партийным трафаретом. Что же может быть противнее истинному демократу, чем такая фальсификация «народоправства»?». В реальности так и случилось: заимствованная на Западе демократия в российских условиях оказалась фальсификацией, а новая модель политической системы – «тоталитарным партийным трафаретом».

Наблюдая за хищнической деятельностью некоторых представителей новой русской буржуазии, многие бывшие советские граждане невольно приходят к мысли о правоте Маркса, описавшего в «Капитале» очень похожую на российскую капиталистическую систему эксплуатации и частную форму присвоения результатов наемного труда (не зря Зюганов торжествует). Российские капиталисты стараются из производственных фондов выжать максимум прибыли и перевести ее за рубеж, лишают предприятия оборотных средств, экономят на всем, и в первую очередь на зарплате рабочих и обязательствах перед государством. Живут сегодняшним днем, тратя деньги на яхты, зарубежные вилы и футбольные клубы - и ни копейки на инновации и модернизацию оборудования. Однако примеров такой буржуазной расточительности у Маркса мы не найдем. Наоборот, он пишет о бытовой скупости, свойственной капиталистам, особенно в период накопления капитала, стремлении обновить и приумножить основной капитал. В чем же дело? Почему российская бизнес-элита не заинтересована в модернизации страны, вставшей на капиталистический путь развития?

Думается, природу нового российского капитализма нужно искать не у Маркса, а в криминальной хронике 90-х годов. Огромные капиталы достались клубу российских олигархов не потом и кровью, и даже не по наследству, а с помощью сомнительных бюрократических процедур: практически одним росчерком пера государственных чиновников. И выживали новоиспеченные российские капиталисты не в условиях рыночной конкуренции, а наоборот, за счет монополизации, коррупции и захвата чужой собственности. Истины ради заметим, что среди богатейших людей России можно обнаружить и тех предпринимателей, которые подняли российскую промышленность буквально с колен. Они действительно проявили себя как эффективные менеджеры. Но не эти примеры успешного бизнеса оказывают решающее влияние на общественное мнение.

Сомнительная легитимность приобретения «заводов и пароходов» постоянно висит «дамокловым мечом» над бюрократической буржуазией и не дает уверенности в будущем – мысль о том, что рано или поздно снова придет матрос Железняк и скажет: «Которые тут временные – слазь!», не дает покоя и провоцирует вывоз капиталов за рубеж. Малый бизнес в отличие от олигархического возник и развивается, как правило, на легитимной основе благодаря личной инициативе и созидательной энергии предпринимателей и потому готов бороться до конца за свою частную собственность. Но у него тоже нет уверенности в будущем, поскольку независимые предприниматели постоянно испытывают коррупционное давление со стороны местных чиновничьих кланов, опирающихся на правоохранительные и судебные органы.

В отличие от молодой российской буржуазии бюрократия, напротив, в последние годы приобрела твердую уверенность в своем будущем. Ее кредо можно выразить так: «Мы построили для себя социализм - построим и капитализм». Поначалу новая экономическая политика старой-новой номенклатуры укладывалась в известную ленинскую формулу НЭПа: «Шаг назад – два шага вперед». Наблюдая за тем, как раздается государственная собственность, народ не безосновательно полагал: когда новые русские разбогатеют («шаг назад»), государство все у них отберет («два шага вперед»). Эта идея долгое время питала иллюзии сторонников КПРФ. Но события приобрели неожиданный оборот: госчиновники, устранив политическую конкуренцию и контроль со стороны институтов гражданского общества (прежде всего, со стороны СМИ), сами решили стать олигархами,олодой и социализм, построим и капитализм" российского бизнесазбежно должна была прийти наиболее организованная и обратный отбор собственности пошел не по коммунистическому сценарию. «Два шага вперед» вылились в новый передел собственности в личных коммерческих интересах ВИП-чиновников федерального, регионального и муниципального уровней. Ведущую роль в новом переделе, как и в 30-е годы, играют силовики. Система коррупции и казнокрадства захватила все общество и приняла масштабы национального бедствия. Социальное расслоение общества, основанное на нелегитимном, а по сути преступном перераспределении общественного богатства, достигло такого уровня, когда в соответствии с законом перехода количества в качество в ближайшей перспективе следует ожидать очередных качественных изменений во всех структурах вертикали власти и управления.


Социализм умер… Да здравствует социализм!?


Поскольку история движется по спирали, в новой социально-экономической конструкции неизбежно будут присутствовать элементы старой социалистической системы. Мы уже сегодня наблюдаем процессы монополизации политической власти и централизации управления, расширения государственного сектора в экономике, возврата к директивным методам распределения ресурсов и др. Следует заметить, что на местном уровне бывшая партноменклатура и вовсе не делала «шага назад» - идея местного самоуправления с самого начала приняла декоративные формы, не затронув сущность местной тоталитарной модели, унаследованной от КПСС: аппарат ГК и РК КПСС благополучно перебазировался в так называемые органы местного самоуправления и быстро монополизировал политическую и экономическую власть. В политической системе регионального уровня также мало что изменилось: губернатор и секретарь обкома КПСС – близнецы-братья; региональная власть, как и прежде, командует ресурсами, расставляет свои кадры и занимается самопиаром (в местных газетах о ней разрешено писать либо хорошо, либо ничего).

Помимо внутренних предпосылок активации социалистической модели появились и внешние причины. В последнее десятилетие мировой капитализм стал заметно терять былую привлекательность. Финансовый кризис, постигший США в 2008 году, ударил не только по мировой экономике, но по самим основам демократического капитализма. В связи с этим можно сослаться на очень интересный анализ, проведенный Луиджи Зингалесом, профессором Чикагского университета. Уже название статьи, размещенной на сайте slon.ru, звучит как приговор: «Окончательный кризис капитализма». Автор выходит за рамки чистой экономики и в современном состоянии западного общества находит признаки идеологического кризиса. «Сама природа кризиса и реакция на него правительств, теперь угрожают подорвать общественное мнение относительно справедливости, объективности и легитимности демократического капитализма - утверждает американский аналитик. - Допустив ситуацию, в которой кризис стал возможен (в особенности, сконцентрировав власть у немногих крупных учреждений), и реагируя на кризис именно так, как мы наблюдаем (масштабный государственный «выкуп» банков и крупных корпораций), США в настоящее время рискует двинуться в сторону европейского корпоративизма и коррумпированного капитализма более патерналистских режимов. Это, в свою очередь, подвергает угрозе уникальный американский вариант капитализма, которому до сих пор удавалось не ассоциироваться в общественном сознании с устойчивой коррупцией, и, таким образом, эта страна была сравнительно защищена от популистской антикапиталистической пропаганды». Добавим от себя: трагедия 11 сентября 2001 года продемонстрировала всему миру растерянность и беспомощность административной машины самой мощной капиталистической державы. Американская бюрократия не далеко ушла от российской – обе нуждаются в усилении контроля со стороны гражданского общества.

Вопрос, какая конкретно социально-экономическая модель впишется в российскую авторитарную матрицу, и сохранится ли сама матрица, пока еще остается открытым. Однако нельзя не заметить, что не только в государственной политике, но и в общественном сознании усиливаются социалистические настроения – в памяти старшего поколения еще свежи воспоминания о гарантированном трудоустройстве, жилищном обеспечении, бесплатном высшем образовании и других социальных гарантиях, существовавших в СССР. Тот факт, что эти блага были обеспечены благодаря экспорту нефти и газа, а не преимуществам советского социализма, людей не волнует. Они не понимают, почему демократическая Россия продолжает масштабную торговлю сырьем, но доходы от его продажи не позволяют обеспечить достойный уровень жизни россиян. Эти настроения питают миф о сильной руке, которая наведет порядок и восстановит социальную справедливость. Гегемонистская политика США и НАТО в отношении России и ее союзников подливает масла в огонь. Поэтому перед обществом во весь рост встает задача - не допустить возврата страны к тоталитарному режиму, какое бы обличие он не принял.

Если это случится, то мы получим что-то вроде «железной пяты», нарисованной в одноименном романе Джека Лондона. С учетом нынешних российских реалий она будет «блестеть как золото», но внутри окажется «гнилой как ржавое железо». В отличие от сталинского режима новая диктатура благодаря уже запущенным коррупционным механизмам кадрового отбора не сможет заниматься самоочищением и самоограничением и тем более диверсификацией сырьевой экономики («нефти на наш век хватит»). Клептократия не способна проводить ни национальную, ни имперскую политику. Единственное, на что она способна, так это на «инновационные» технологии манипулирования общественным сознанием. Однако следует учитывать, что и общество получило доступ к современным информационным технологиям и поддается манипулированию до известных пределов. «Распространение современных информационных технологий, которому мы будем всячески содействовать, дает беспрецедентные возможности для реализации таких фундаментальных политических свобод, как свобода слова и собраний. Для выявления и ликвидации очагов коррупции. Для прямого доступа к месту практически любых событий. Для непосредственного обмена мнениями и знаниями людей всего мира. Общество становится открытым и прозрачным, как никогда. Даже если это не нравится правящему классу» («Россия, вперед!», Д.А.Медведев). Например, уже не удается замолчать неспособность бюрократических структур власти эффективно распоряжаться государственными инвестициями, доводить бюджетные средства до реального сектора экономики, держать под контролем взрывную ситуацию в моногородах, сдерживать аппетиты естественных монополий.

Куда ведет страну бюрократическая буржуазия, можно убедиться на примере техногенных катастроф последнего времени. По мнению вице-премьера Игоря Сечина, выступившего перед журналистами во время посещения Саяно-Шушенской ГЭС, «одна из причин разрушения станции — отсутствие контроля со стороны руководства ГЭС и материнской компании — «РусГидро» за ее техническим состоянием. Обеспечение надежности работы отошло на второй план, а на первый вышла коммерческая выгода.о время своего виддоывавшей .ия, можно увидеть Станция была окружена огромным количеством посредников, учредителями которых было руководство станции и их родственники». Другой показательный пример: скандал, связанный с бегством в США бывшего министра финансов подмосковного правительства Алексея Кузнецова. Как выяснили следственные органы, по вине бывшего госчиновника из регионального бюджета похищено около 60 миллиардов рублей (!), предназначенных на финансирование инвестиционных программ в сфере ЖКХ. Только один чиновник нанес государству ущерб, превышающий урон от аварии крупнейшей гидроэлектростанции (на восстановление СШ ГЭС по официальным данным требуется 40 млрд.руб.) А таких чиновников, имеющих доступ к государственной казне, в стране тысячи!

При повторении техногенных катастроф либо иных негативных сценариев неэффективная бюрократия в любой момент может потерять контроль над внутри- и внешнеполитической ситуацией (как это произошло в период президентства М.С.Горбачева), в результате чего страна утратит свои геополитические преимущества, а вместе с ними исчезнут условия, благодаря которым существует авторитарно-бюрократическая матрица. Демократы, особенно западные, могут только приветствовать такой ход событий и всячески ему способствовать. Но эта логика становится бессильной перед осознанием той опасности, которую таит в себе политическая нестабильность в стране, обладающей ядерным оружием. Поэтому наши надежды апеллируют, прежде всего, к инстинкту самосохранения правящего класса - мы полагаем, что новая российская элита способна сама осознать риски и просчитать последствия антинародной диктатуры, опирающейся на разложившуюся новую-старую номенклатуру, и не допустит нового витка идеологического и военного противостояния с Западом.

Сентябрьское публичное обращение к народу президента РФ Д.А.Медведва (статья «Россия, вперед!» на сайте газета.ру) вселяет надежду на то, что правящая команда еще не переступила порог, за которым могут наступить необратимые процессы отката назад в тоталитарное прошлое. Отрадно, что лидер страны выразил готовность опереться на общественное мнение и гражданские инициативы. В этой связи было бы полезным прислушаться к советам независимого экспертного сообщества, предлагающего меры по более эффективному использованию потенциала развития. В качестве примера такой конструктивной гражданской инициативы хочется привести последний доклад Института национальной стратегии «Выбор России: катастрофа или революция сверху?». Авторы доклада не уходят от ответа на вечные российские вопросы: Кто виноват? и Что делать? и напрямую обращаются к президенту страны с планом «идеологического обновления общества»; при этом они считают, что такая трансформация может произойти только «революцией сверху». К сожалению рамки нашего краткого исследования позволяют процитировать только выводы доклада: «В условиях краха постсоветской модели развития от верховной российской власти требуются решительные, радикальные действия на очень коротком отрезке исторического времени. Пойти на такие действия психологически крайне сложно. Однако чем дольше откладывать переход к радикальным мерам, тем меньше будет запас прочности государственности как таковой. Отрицательный исторический опыт Николая II и Михаила Горбачева учит нас: отказ от «революции сверху» при определенных обстоятельствах ведет к гибели государства. Болезненное лечение всегда лучше добровольного умирания. Время для такого лечения – пришло. Завтра может быть поздно. Потому начинать надо – сегодня».

Рыночный фундаментализм – не наш путь.


Современное состояние российской экономики одни эксперты называют государственно-монополистическим, другие - государственным компрадорским капитализмом. Мы выбрали более простое и понятное название: бюрократический капитализм. С такой формулировкой, на наш взгляд, можно согласиться по следующим причинам («измы» придуманы коммунистами, но страшного в этом ничего нет): бюрократия получила статус правящего класса, а капитализм стал основой экономических отношений. Отсюда вытекают ближайшие задачи российского модернизационного проекта: перестройка бюрократической надстройки и модернизация основного капитала (технологического базиса). На уровне задач - ничего нового: «Перестройка и ускорение» эпохи М.С.Горбачеа, но с обязательным учетом исторического опыта проб и ошибок (чтобы перестройка не закончилась «перестрелкой»). При этом мы не можем в полной мере рассчитывать на традиционные рычаги рыночной экономики: такие как экономическая и политическая свобода, конкуренция, незыблемость права частной собственности. И не только потому, что этому будет препятствовать исторически сложившаяся бюрократическая матрица. Идея «фикс» российских либералов, основанная на монетаристской концепции: якобы, рынок все отрегулируют - не менее опасна и утопична, чем коммунизм. Даже такой буржуазный пророк и успешный финансист как Д.Сорос выступил с критикой теории и практики рыночного фундаментализма и выдвинул идею построения «Открытого общества» как альтернативы обществу потребления, культивируемому на Западе.

Несмотря на все разногласия по тактическим вопросам сторонники либеральной идеи сходятся в одном – в безусловном признании таких базовых ценностей как свобода и демократия и их производных: политическая и экономическая конкуренция, свобода СМИ, всеобщее избирательное право, разделение властей и ряд других. На этих принципах строятся западные модели общественного развития. Основным узким местом таких построений (включая «Открытое общество» Д.Сороса) является ошибочное или сознательное пренебрежение рядом объективных факторов, связанных с геополитическими интересами, национальными, территориальными и историческими особенностями, присущими любому национальному государству. Марксовая идея стирания национальных границ красной нитью проходит через все современные западные теории исторического развития. Казалось бы, достаточно убедить страны с архаичными режимами принять универсальные демократические ценности в качестве инструмента развития и мир объединится в борьбе с всеобщими врагами человечества: бедностью, экологическими и стихийными катастрофами, истощением природных ресурсов, демографическими проблемами и мн.др.

Теоретически идея выглядит красиво, но исторический опыт свидетельствует об обратной тенденции: в глобальном мире ни на одну минуту не прекращается борьба за ресурсы и рынки сбыта, никто не хочет укрепления позиций конкурента, процветание одних стран происходит за счет эксплуатации других. Идеология глобализма, поддержанная либералами, опирается на двойные стандарты. Под флагом свободы и демократии развязываются войны, свергаются неугодные правительства, дестабилизируется политическая ситуация в странах, входящих в зону геополитических интересов сверхдержав. Глобальная политика достигла такого уровня манипулирования общественным сознанием, когда уже невозможно определить в каком состоянии находится мировое сообщество - в состоянии войны или мира. Война ведется неявно – на смену военным технологиям приходят информационные, по эффективности не уступающие ядерному оружию. Выжить в условиях глобализации смогут только народы, способные мобилизовать интеллектуальные ресурсы и подчинить своим национальным интересам достижения научно-технического прогресса.

В мировой конкуренции российская экономика, независимо от того, будет она либеральной или административно-командной, уже не может рассчитывать на сырьевой сектор, поскольку масштабы рентабельной добычи нефти и газа катастрофически снижаются. По оценкам Санкт-Петербургского горного института обеспеченность России рентабельными запасами по нефти составляет 10 лет, по газу — 20 лет. Причем речь идет, в значительной степени, о запасах, разработка которых в настоящее время еще и не начиналась. Советский промышленный потенциал тоже не вечен: не далек тот день, когда износ промышленного и энергетического оборудования достигнет порога, после которого страну захлестнут техногенные катастрофы. Мировой кризис обнажил новые слабые стороны сырьевых экономик: устойчивое развитие стран, ориентированных на экспорт природных ресурсов, в решающей степени зависит от стабильности мировой финансовой системы. Можно представить последствия применения ядерного и информационного оружия, найти способы защиты от их разрушительного воздействия, но даже фантасты не берутся описать последствия разрушения мировой финансовой системы. Общество все более убеждается в том, каким хрупким является мир, построенный на финансовой ликвидности и доминировании экономического интереса как самоцели (прибыль ради прибыли).

Отвергая рыночный фундаментализм, мы, тем не менее, должны стремиться к тому, чтобы новая социальная модель обладала достаточным мотивационным потенциалом – не только экономическим, но и творческим, духовным, социальным. Изобретение чего-то принципиально нового – противоречит законам диалектики. Но и «партийный» материализм Карла Маркса, игнорирующий сферу духовной и внеэкономической мотивации, для нас не приемлем – мы можем согласиться только с молодым Марксом в том, что не классовое, а гражданское общество является «основой истории». Наша задача - предложить государству и гражданскому обществу такую социальную модель, которая сочетала бы мотивации рыночной и социалистической экономик, советской авторитарной системы государственного управления и западной демократической модели, атеистическую и религиозную традиции, учитывала геополитические интересы государства и давала ясную перспективу выживания в условиях обострения глобальных противоречий мирового развития.

Каким мы видим инновационное развитие общества.


«В течение ближайших десятилетий Россия должна стать страной, благополучие которой обеспечивается не столько сырьевыми, сколько интеллектуальными ресурсами: «умной» экономикой, создающей уникальные знания, экспортом новейших технологий и продуктов инновационной деятельности» («Россия, вперед!», Д.А.Медведев). Наше следующее исследование посвящается созданию концепции современного общества, отвечающей задачам ускоренной модернизации. «Инновационное общество» - такое название, как нам кажется, в наибольшей степени отвечает сути новой перспективной модели общественного развития. Это не означает, что мы делаем ставку на технократию. Употребляя понятие «инновационный» мы не ограничиваемся научно-технической сферой и ставим вопрос шире: для успешной реализации достижений научно-технического прогресса необходимо, открыть дорогу, в первую очередь, социальным инновациям, направленным на модернизацию государственных институтов и создание устойчивой институциональной основы гражданского общества. Под институтами гражданского общества мы понимаем ячейки общества, ассоциации, корпорации, созданные самими гражданами, - им не свойственны функции насилия и подавления, какими обладает государство. К ним относятся политические партии, негосударственные общественные и религиозные объединения, профсоюзные организации, СМИ, бизнес-сообщество.

На последнем остановимся подробнее. Когда говорят о слабости гражданского общества, почему-то подразумевают в основном неправительственные общественные организации и объединения. А предпринимательские структуры остаются в стороне. Но если мы включим в понятие «гражданское общество» независимый от правительства, региональных и местных властей частный бизнес, то такое гражданское общество представляется вполне зрелым и во многих случаях даже более эффективным, чем государство. Ему не хватает только самосознания своей силы и идейного вектора развития.

Что подразумевается под понятием «социальные инновации»? Поясним на практических примерах. Жители г.Дубны по собственной инициативе, скооперировавшись, организовали первый в Московской области питомник для бездомных животных и тем самым решили непростую городскую проблему – до этого официальные власти вели варварский отстрел бездомных собак. Мэр города, видя результаты общественной активности, привлек средства предприятий для строительства специальных вольеров для собак (правда, это значимое для города событие произошло в канун выборов местных органов власти, но суть от этого не меняется). В данном случае мы имеем дело с классическим примером социальной инициативы снизу, которая была реализована благодаря совместному участию общественности и власти.т официальные власти вели отстрел ж и это вызывало протесты Обратимся к примерам проявления инициативы сверху. Восемь лет назад правительство РФ приняло новую модель финансовой поддержки городов с высоким научно-технологическим потенциалом, получивших статус наукоградов РФ. Этот социальный проект был рожден и реализован в недрах бюрократических структур власти без участия научной общественности и, как следствие, оказался неэффективным и по сути имитационным.

Аналогичная ситуация повторилось с государственной программой создания Особых экономических зон технико-внедренческого типа. Вместо того, чтобы поддерживать создание всем понятных и прозрачных технопарков с участием частного бизнеса, чиновники вложили огромные бюджетные средства в строительство зон с особым таможенным (читай, коррупционным) режимом, считая, что таким образом облегчают экспорт российских инновационных продуктов на Запад. А своя российская экономика в инновационных технологиях, по их логике, не нуждается. В результате пролоббированного таможенниками закона к немалым издержкам по эксплуатации Особых экономических зон добавились еще и необоснованные расходы на содержание таможенной инфраструктуры.

В новом обществе благодаря внедрению научно обоснованных механизмов поддержки и реализации социальных проектов инициатива и творчество масс получат всяческую поддержку, а бюрократическая имитация деятельности потеряет свою материальную и социальную основу.

В инновационном обществе не классовая борьба, не директивные инструкции из кабинетов власти и не потребительский интерес, а наука о человеке, природе и обществе, опирающаяся на свободное творчество граждан, станет первоосновой исторического развития. При этом надо учитывать, что наука является ведущей областью не только человеческого сознания и культуры, но и материальной жизни общества – без производства знаний невозможно производство товаров. Наука призвана защитить человечество от природной стихии и болезней, ликвидировать бедность и дефицит энергоресурсов, указать путь к устойчивому и поступательному развитию цивилизации. Организация научного процесса и формирование гражданских институтов в новом статусном качестве потребуют дебюрократизации государства и самой науки, изменения системы ценностей и создания общественных условий («формы общения»), при которых приоритет будет отдан не потребительским инстинктам, характерным для нынешнего состояния общества, а творческим и духовным началам личности. «Изобретатель, новатор, ученый, учитель, предприниматель, внедряющий новые технологии, станут самыми уважаемыми людьми в обществе. Получат от него все необходимое для плодотворной деятельности» («Россия, вперед!», Д.А.Медведев).

Удивительно, но факт: для краткого итогового изложения наших подходов к формулированию идеи инновационного общества почти полностью подходит резюмирующий тезис молодого Маркса из его ранней работы «Немецкая идеология» - мы заменили лишь два слова: «производство непосредственной жизни» на «производство знаний»: «Итак, это понимание истории заключается в том, чтобы, исходя именно из производства знаний, рассмотреть действительный процесс производства и понять связанную с данным способом производства и порожденную им форму общения – т. Е. гражданское общество на его различных ступенях – как основу всей истории; затем необходимо изобразить деятельность гражданского общества в сфере государственной жизни, а также объяснить из него все различные теоретические порождения и формы сознания, религию, философию, мораль и т. Д. и т. Д., и проследить процесс их возникновения на этой основе, благодаря чему, конечно, можно будет изобразить весь процесс в целом (а потому также и взаимодействие между его различными сторонами)…». Все-таки мы не напрасно (по совету Г.А.Зюганова) ранее потратили время на анализ марксистского наследия – даже у ортодоксального коммуниста Карла Маркса нашли довод в пользу развития гражданского общества, которое по определению является «могильщиком» любого тоталитаризма.

Предпосылки движения России к инновационному обществу.


Наступление эры, когда наука станет непосредственной производительной силой, предрекали великий русский ученый академик В.И.Вернадский и его последователи: академик АН СССР Н.Н.Моисеев, ч.-к. АН СССР И.Т.Фролов и другие известные советские ученые. Их взгляды опирались не только на научную интуицию, но, прежде всего, на понимание закономерностей исторического развития. Однако «идеологические шоры» мешали советским ученым в полной мере выразить объективные тенденции мировой политики. В современном мире идеологические и политические противоречия уже не являются движущими силами развития цивилизации – на передний план выходит новое глобальное противоречие (его можно назвать технологическим): между традиционным индустриальным сектором экономики и новым инновационным направлением, основу которого составляют информационные технологии, альтернативная энергетика, нано- и биотехнологии. Благодаря политике глобализма это противоречие захватило все цивилизованные государства мира, включая даже такие технологически развитые страны как США и Япония. В чем оно проявляется? Сошлемся на мнение известного американского социолога и футуролога Элвина Тоффлера, опубликованное в газете «Аргументы недели»: «Таким образом, в то время как система коммуникаций внедряет инновации, сделав возможным распространение знаний невиданными доселе способами, американцам все еще отказывают в более эффективных, экологически чистых транспортных и энергетических системах. Вокруг них идет ожесточенная борьба между защитниками вложений индустриальной эры и новаторами Третьей волны, приближающими приход новой системы богатства, основанной на знании». И относительно Японии: «Даже сегодня, после длительного застоя последних лет, Япония остается лидером во многих отраслях науки и техники. Однако развитие экономики не может базироваться только на промышленном производстве. Ей также необходим и прогрессивный сервисный центр. Ускоряя производство, японцы гораздо медленнее внедряли компьютеры, информационные технологии и новые модели бизнеса и менеджмента в сервисном секторе».

Особенность нашего времени состоит в том, что в новых условиях мировой конкуренции социалистические административные и нормативно-плановые методы управления экономикой могут быть востребованы в новом качестве. В отличие от развитых стран Запада традиционный российский нефте-газовый сектор экономики находится под прямым или косвенным управлением со стороны государства. Объективно также как и на Западе он не заинтересован в инновационных, и особенно в энергосберегающих технологиях, не хочет заниматься переработкой сырья, хотя гораздо выгоднее экспортировать готовый продукт (например, бензин, сжиженный газ, продукты нефтехимии), а не первичные энергоносители. Но при наличии политической воли сырьевые монополисты способны, напротив, стать локомотивами инновационной экономики. Необходимо лишь произвести структурную перестройку соответствующих федеральных ведомств в рамках общего процесса демонополизации государства и создания институциональных основ инновационного общества.

В новом тысячелетии российское руководство однажды уже упустило шанс стимулировать процесс движения к инновационному обществу – начало ему мог положить «Гражданский форум», прошедший в Москве в 2001 году при поддержке президента РФ В.В.Путина. Форум выявил огромный инновационный потенциал гражданского общества: общественные активисты, принявшие в нем участие, продемонстрировали целый спектр социальных инноваций, способных двинуть общество далеко вперед. Однако их творческий потенциал, масштаб мышления, неформальный подход к традиционным устоям бюрократического государства напугал чиновников – в лице неформалов они впервые увидели конкурентов и сделали все возможное, чтобы пресечь повторения в будущем такого всплеска общественной и социальной активности россиян. Тем не менее, все-таки была создана и работает Общественная палата Российской Федерации, избранная из представителей российской общественности и бизнеса.


Политическая основа инновационного общества.


Теоретические основы инновационной социальной системы будут нами подробно рассмотрены в следующих работах. Ниже мы изложим лишь краткие тезисы, касающиеся структурно-правовых основ предлагаемой модели инновационного общества. При всем многообразии взглядов и разночтениях российские эксперты, как правого так и левого толка, сходятся в одном: инновационное развитие государства должно начинаться с модернизации самого государства. Т.е. необходимо провести структурную реформу с тем, чтобы эффективно использовать инновационный потенциал общества, сделать научно-техническую политику государства системообразующей. Однако открытым остается вопрос: как этого добиться? Большинство предложений ограничивается увеличением финансирования науки и проведением некоторых локальных реформ. Тем не менее, ряд исследователей видит причины глубже и предлагает коренным образом реформировать саму науку, а также государственные институты, формирующие запрос общества на научные результаты. В синтетическом виде идея состоит в том, чтобы реформировать всю политическую и общественную надстройку в соответствии с задачами технологической модернизации страны. В отличие от японского ученого или китайского инженера русский «кулибин» не нуждается в подсказках из-за рубежа – он способен из металлолома смастерить самолет, но его летательный аппарат не сможет преодолеть силу бюрократического отторжения всего нового. Модернизация экономики возможна только через последовательную дебюрократизацию всех сторон жизни общества - это одна из главных задач, решаемых в ходе реформы.

Каковы будут социально-экономические последствия технологической модернизации? Что она даст простому человеку? Не получится ли так, что на смену бюрократии к власти придет технократия, но основная масса людей, не принадлежащих к новой элите, останется у «разбитого корыта»? В том то и дело, что новая общественная модель строится не на монополии власти государства – государство становится партнером гражданского общества и делится с ним своими функциями и материальными ресурсами. Порядок разделения функций между государственными и гражданскими институтами подчиняется новой государственной идеологии - универсальной по форме и прагматической по сути. Этим она будет отличаться от всех существующих утопий и догм, обещающих рай на земле. «Нужна социальная модель, имеющая понятный принцип формирования элиты и защиты от коммерческих людей. Нужен принцип взаимодействия сословий. Только тогда мы получим гармоничную модель, ради которой можно начинать дело» («Проект Россия», 2-я книга). В нашем обществе, которое мы назвали инновационным, будут реализованы следующие основные принципы:

1. Государство является учреждением, которому общество доверяет оборону и охрану границ, законодательные, административные, судебно-правовые и социальные функции. Местное самоуправление отделяется от государства и становится полноценным институтом гражданского общества. Бюджетное финансирование всех некоммерческих секторов и программ осуществляется на плановых началах по научно-разработанным нормативам и методикам с учетом накопленной статистики.

2. Духовная сфера, к которой мы относим все виды научной, культурной, религиозной деятельности, отделяется от государства и передается вместе с материальной базой и бюджетным финансированием в управление институтам гражданского общества. (В данном случае понятие «духовная сфера», применяемое обычно к религиозным отношениям, нами используется шире как синоним понятия «идеологическая деятельность»).

3. Экономическая деятельность (частный бизнес, НКО и т.п.) регулируется гражданскими институтами, построенными на принципах саморегулируемых организаций.

4. Средства массовой информации освобождаются от государственной опеки, они могут учреждаться как государственными, так и гражданскими институтами. Доминирование государственных СМИ не допускается и ограничивается на законодательном уровне.

5. Высшую административную власть в стране возглавляют президент, которому подчиняются государственные институты. Идеологическое направление возглавляет духовный лидер, опирающийся на институты гражданского общества, в его ведении находятся учреждения культуры и науки.

6. Духовная власть (духовный лидер и его представители на местах) является носителем государственной идеологии, разрабатывает национальную стратегию, определяет приоритеты внутренней и внешней политики. Она может влиять на все стороны государственной и общественной деятельности, однако ее решения для государственных институтов носят рекомендательный характер. Ее сила – в убеждении и авторитете.

7. Кандидатуры на выборные должности государства и местного самоуправления выдвигаются гражданскими институтами. Кандидатуры на должности президента и региональных руководителей выдвигаются духовным лидером и его представителями на местах. Высшие административные должности в государстве занимаются без ограничения срока, однако освобождение от должности администраторов также не ограничено временными рамками.

8. Духовная власть избирается гражданским обществом из числа авторитетных деятелей науки, культуры, церкви на соборных началах с использованием опыта научного и церковного кадрового отбора.

Предлагаемая политическая система, совмещающая принципы формальной демократии с механизмами идеологического и религиозного влияния, на наш взгляд, существенно расширит социальную базу для качественного кадрового отбора, повысит роль научной и духовно-нравственной мотивации, будет способствовать росту в обществе политической активности и конкуренции, укреплению правосознания граждан, приоритету духовности над меркантильностью, интеллекта над серостью. С развитием институтов гражданского общества и усилением идеологической ветви власти будет нарушена монополия бюрократии и ее безраздельное господство в культурной и информационной сферах, экономика страны освободится от бюрократических пут и коррупционных схем. Как следствие, общество раскроет свой инновационный потенциал и даст простор творческой инициативе во всех областях человеческой деятельности. На смену утечки мозгов придет обратный процесс: миллионы соотечественников вернутся на родину либо будут продвигать за рубежом российские инновационные продукты и технологии, повышать престиж России на международной арене. В стране произойдет эволюционная смена элит и духовных ориентиров.

Инновационное общество сможет, наконец, решить задачи, не достигнутые советским социализмом: перевести экономику страны на инновационный путь развития, обеспечить справедливое распределение общественных благ и достичь нового качественного уровня жизни, соответствующего высшим целям гармонизации отношений человека, природы и общества. При этом система будет защищена от бюрократического произвола и должностной коррупции эффективным гражданским контролем и реальным разделением идеологической и государственной ветвей власти, включая раздельное бюджетное финансирование. Принцип разделения властей в России существовал несколько столетий: безраздельная власть монарха сдерживалась Православной церковью. Большевики, уничтожив духовную власть Церкви, расчистили поле для неограниченной диктатуры Сталина. Коммунистическая партия объединила функции административной и идеологической ветвей власти и потому не могла противодействовать установлению единоличной диктатуры и деградации власти. В новой России будет восстановлена прежняя дореволюционная система двоевластия, но на новом качественном уровне, отвечающем современным задачам модернизации государства и духовного оздоровления общества.

В первом приближении реализация такой идеи видится в далекой перспективе, поскольку потребуется конституционная реформа (в переходный период можно ограничиться конституционными поправками). Для того, чтобы ускорить процесс, целесообразно отработать пилотный проект на примере какого-либо одного региона или отдельно взятого города. Понятно, что основные силы и время будут затрачены на преодоление бюрократической инерции, но это вопрос политической воли и его решать президенту страны. «Нашей работе будут пытаться мешать. Влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей». Они хорошо устроились. У них «все есть». Их все устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его. Но будущее принадлежит не им. Оно принадлежит нам. Таких, как мы, абсолютное большинство…» («Россия, вперед!», Д.А.Медведев).


Борис Шестов, Дубна, сентябрь 2009 г.






Похожие:

3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconСубботинская средняя общеобразовательная школа
Это значит, что изучать в школах необходимо не только достижения прошлого, но и те способы и технологии, которые пригодятся в будущем....
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconМетодическая разработка для педагогов дополнительного образования, воспитателей детских садов и групп продлённого дня
Видимо, это и есть путь становления творческой стороны интеллекта, путь развития изобретательского таланта. Наша обязанность – помочь...
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconУрок импровизация Автор: Басько Т. А., учитель биологии Нам не дано предугадать, Как слово наше отзовется, и нам сочувствие дается, Как нам дается благодать
Добрый день, уважаемые коллеги. Мне очень приятно видеть вас на своём занятии. Предлагаю вам поговорить на тему, зашифрованную в...
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconВступление Асимметрический баланс противоположных начал и
Срединный путь развития это путь балансирования в районе равновесия любой системы, путь её исторически оправданной гармонии со внешней...
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconПрограмма развития моу «Основная общеобразовательная школа №83» г. Новокузнецка Кемеровской области Краткая аннотация
Программа развития разработана на основе идей В. С. Лазарева, М. М. Поташника, А. М. Моисеева и представляет собой важнейший стратегический...
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconТри лжи и одна правда ах! как нам хочется, как всем нам хочется
С другой же стороны, и сам алкоголь, поглощенный человеком одураченным, легко сотворяет иллюзии и галлюцинации…
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconПуть к вершине практико-ориентированный семинар для педагогов
Путь к мастерству — как подъем в гору с полными ведрами воды. Как сохранить ведра полными, подняв­шись на вершину? Как сохранить...
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconИнновационный проект перспективного развития школы 2011 -2015 г г. Информатизация
Программа нормативно-правовой документ, представляющий систему современных взглядов, принципов и приоритетов развития школы. Программа...
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconПсалом 1 1
Не так нечестивые, не так, но как прах, что сметает ветер с лица земли. 5 Потому не восстанут нечестивые на суде, как и грешники...
3. Как нам повернуть Россию на инновационный путь развития? iconПамятка «Как не заболеть гриппом»
Основной путь передачи нового вируса гриппа A(H1N1) такой же, как и путь передачи вируса сезонного гриппа через капли, выделяемые...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib.podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов