Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики icon

Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики



НазваниеРиски и ограничения роста нематериального сектора экономики
Дата конвертации16.12.2012
Размер104.39 Kb.
ТипДокументы

Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики

Болбот Е.А. (г. Долгопрудный, МФТИ)

Клочков В.В. (г. Москва, ИПУ РАН)


Как известно, доля нематериального сектора в экономике развитых стран мира неуклонно росла на протяжении ряда последних лет. Например, доля услуг в ВВП США составляет около 80%. По формальным признакам российская экономика почти не отстает в этом отношении от мировых лидеров экономического развития: доля сектора услуг в российском ВВП достигает 60% [5].

При этом необходимо учитывать возможные терминологические неточности – например, сектор услуг включает в себя и такие, безусловно, относящиеся к материальному производству виды деятельности, как техническое обслуживание и ремонт сложной продукции. Отчасти, по мнению авторов, отнесение тех или иных активов или видов деятельности к нематериальной сфере вызвано, скорее, методологической слабостью экономической науки. Так, например, по оценкам различных аналитиков, стоимость материальных активов компании Coca-Cola составляет от 4 до 16% общей стоимости компании, а подавляющая часть стоимости приходится на нематериальные активы – торговую марку (бренд) и связанные с ней конкурентные преимущества. Однако эти преимущества имеют вполне материальную природу1: уверенность потребителя в том, что товар или услуга, выпускаемые под данным брендом, имеют гарантированный уровень качества в любой точке земного шара, и, как следствие – снижение риска, информационной асимметрии и т.п. Даже информационные технологии производственного назначения некоторые исследователи склонны относить к нематериальной сфере, пасуя перед трудностями оценки их экономической эффективности. Такой подход, по нашему мнению, непродуктивен и с практической, и с исследовательской точек зрения.

Но, так или иначе, налицо тенденция к снижению доли собственно материального производства в экономике развитых стран мира. Это позволило ряду исследователей возвестить о начале постиндустриальной эры, эпохи информационной экономики, в которой основным занятием большей части экономически активного населения становится не производство материальных благ, а создание и переработка информации. Строго говоря, термины «информационная экономика» и «постиндустриальная экономика» не тождественны, хотя обозначаемые ими понятия весьма близки. Их взаимосвязь, а также реализуемость информационной и постиндустриальной экономики в российских условиях критически проанализированы в работе [3]. Наблюдаемое в последние годы снижение доли материального производства в российской экономике вызвано, скорее, ее деиндустриализацией, чем переходом к постиндустриальному укладу. Однако и в экономически развитых странах рост нематериального сектора влечет за собой неоднозначные социально-экономические последствия, которым и посвящен данный доклад.


Развитие информационной индустрии может быть слабо связано с удовлетворением насущных материальных потребностей общества, по следующим причинам. Во-первых, даже информационные технологии и консалтинговые услуги производственного назначения нередко не приносят предприятиям выгоды по причине их неэффективного внедрения. Во-вторых, в постиндустриальной экономике значительное место занимают интеллектуально-креативные услуги, по классификации [2]: реклама, брендинг, PR и др. Хотя многие из перечисленных услуг – производственного назначения, они не нацелены на повышение эффективности производства материальных благ. Даже с точки зрения выигрыша в конкурентной борьбе, эффективность рекламы может быть низкой, т.е. рекламные затраты могут слабо коррелировать с объемами продаж, см., например, [1].

Важно подчеркнуть, что отрыв информационной индустрии от материального производства считается естественным и даже желательным. Среди адептов постиндустриальной экономики были1 чрезвычайно популярны следующие тезисы: «Удовлетворение материальных потребностей, материальное производство [как товаров, так и услуг] – вчерашний день экономики. Теперь основное занятие наиболее развитой части человечества – производство впечатлений, настроений и смыслов». При этом интеллектуально-креативный сектор не занимается ни удовлетворением духовных потребностей человечества, как, например, культура, ни созданием будущих ценностей, как фундаментальная наука. Т.е., фактически, открыто признано и считается желательным существование некой «индустрии ради индустрии».

Более того, интересы развития данного сектора все чаще вступают в прямое противоречие с соображениями эффективности производства материальных благ. Характерный пример приводится в работе [4]: хотя наиболее рациональной формой упаковки различных продовольственных продуктов и напитков является параллелепипед, необходимость выделить свой продукт на фоне конкурентов заставляет производителей придавать упаковке чрезвычайно причудливые формы (также объем тары может существенно превышать объем продукта, а масса брутто – массу нетто). В результате на упаковку тратятся лишние материалы, в т.ч., порождающие экологические проблемы; в контейнерах и грузовых отсеках остается пустое пространство, и транспортные средства фактически «возят воздух» или излишнюю массу тары, расходуя дефицитное топливо и создавая вредные выбросы. Естественно, возможность выделиться собственно характеристиками продукта – пищевой ценностью, вкусовыми качествами и т.п. – в постиндустриальной экономике уже не рассматривается, поскольку объективно измеримые материальные потребности в такой экономике, по определению, удовлетворены полностью, и остается лишь «производить и продавать впечатления». Как показано в этом примере, «производство впечатлений», не создавая материальных благ, может – прямо или косвенно – требовать больших затрат материальных ресурсов. Подобная расточительность, во-первых, усугубляет экологические проблемы, и, во-вторых, приводит к удорожанию ресурсов и ухудшению положения даже тех членов общества, которые предъявляют спрос лишь на элементарные блага первой необходимости.

Бурное развитие нематериального сектора экономики уже порождает глубокие противоречия социально-экономического характера. В то время, как десятки процентов населения Земли не могут удовлетворить даже элементарных первичных (по классификации А. Маслоу) потребностей, более половины себестоимости целого ряда товаров и услуг, в т.ч., первой необходимости, составляют затраты на рекламу и т.п. (см., например, [1]). Оставляя в стороне морально-этические аспекты, зададимся следующими вопросами. Каковы пределы устойчивого роста описанного «интеллектуально-креативного» сектора? Не преувеличены ли его блестящие перспективы? Чем грозит его гипертрофия?

Для построения простой модели примем следующие предпосылки. Прежде всего, предположим, что «производители впечатлений» не производят материальных ценностей, непосредственно удовлетворяющих первичные потребности человека (авторам такое предположение не кажется большим упрощением). В то же время, интеллектуально-креативные услуги все-таки могут пользоваться спросом у потребителей, но только у тех, чьи первичные потребности уже удовлетворены сполна. Пусть уровень потребления материальных благ позволяет домашнему хозяйству физически выжить, а, начиная с уровня (от англ. satisfactory – удовлетворительный), оно уже становится «потребителем впечатлений». Обозначим долю домохозяйств, занятых в нематериальном секторе экономики. Соответственно, созданием материальных ценностей занята доля . Пусть средняя производительность труда в материальном секторе равна . Обозначим среднедушевое потребление материальных благ в материальном и нематериальном секторах, соответственно, и . Тогда должен выполняться следующий баланс производства и потребления материальных благ1:

.

Из этого баланса можно выразить уровень материального потребления работников нематериального сектора:

.

Для того, чтобы работники материального сектора могли удовлетворять свои материальные потребности на достойном уровне и предъявлять спрос на нематериальные блага, должно выполняться условие . Следовательно, уровень материального потребления «производителей впечатлений» должен удовлетворять следующему неравенству:

. (1)

Если же требуется обеспечить лишь физическое выживание производителей материальных благ (), ограничение ослабляется:

. (2)

Чем выше доля занятых в нематериальном секторе, тем ниже максимально допустимые уровни материального потребления этих работников, определяемые условиями (1) и (2), и наоборот. На рис. 1 наглядно изображены области допустимых значений и . В области I выполняется условие (1), а в области II – лишь условие (2). В приведенном на рисунке примере используются следующие исходные данные: средняя производительность труда в материальном производстве = 50000 долл./чел.*г.; минимально необходимый уровень потребления материальных благ = 10000 долл./чел.*г.; уровень насыщения материальных потребностей = 40000 долл./чел.*г.




^ Рис. 1. Допустимые значения доли занятых в нематериальном секторе и их материального потребления


В области I работники материального производства получают доходы, достаточные и для достойного удовлетворения материальных потребностей, и для того, чтобы предъявлять спрос на нематериальные блага. Поэтому область I на рис. 1 можно назвать областью компромисса, а линию ограничения (1) можно считать кривой «общественного спроса» на нематериальные блага. В то же время, кривая их предложения ведет себя противоположным образом. Число желающих получать высокие доходы за свои креативные способности растет, что приводит к противоречиям. Выход за ограничение (1) в область II физически возможен, но означает, что обеспечивать «производителей впечатлений» материальными благами будут работники, которые вряд ли сами смогут воспользоваться интеллектуально-креативными услугами. Такой односторонний обмен не может быть добровольным, поэтому область II на рис. 1 можно назвать областью принудительного обмена. Поддержание такого состояния требует силового воздействия на работников материального сектора или/и воздействия информационного. Арсенал методов весьма широк – массовая «культура», пропаганда и т.п. (заметим, что эти «продукты» также производит интеллектуально-креативный сектор). В долгосрочной перспективе такое равновесие не может быть устойчивым и грозит серьезными кризисами.

Логично предположить, что заниматься «производством впечатлений» индивид может лишь при условии, что его материальное потребление не ниже уровня, позволяющего ему самому пользоваться плодами своих трудов, т.е. . Таким образом, допустимые области значений и ограничены и снизу, см. рис. 1. Следовательно, даже если работники сектора интеллектуально-креативных услуг согласны довольствоваться малым (что в реальности маловероятно), их доля не может превышать значения , определяемого из следующего условия:

,

.

Если принять минимально допустимое значение равным (что соответствует условию (1)), тогда

,

а доля занятых в материальном производстве не должна быть ниже отношения (в примере, приведенном на рис. 1 – 80%). Иначе говоря, если нынешний уровень развития технологий и ресурсные ограничения не позволяют среднему работнику материального производства обеспечивать свои материальные потребности с большим избытком (т.е. ), допустимая доля занятых в нематериальном секторе не может быть значительной. По существу, это интуитивно очевидный тезис, который в терминах советской эпохи формулировался бы так: «Надстройка не должна опережать базис». Бурный рост нематериального сектора, опережающий рост производительности материального производства, возможен лишь за счет выхода в область II, т.е. работники материального производства будут вынуждены снабжать плодами своих трудов тех, чьей продукцией они заведомо не смогут воспользоваться.

Подобная сегрегация может быть политически неприемлемой внутри одной страны, но вполне реализуема в рамках мирового хозяйства. Вышеуказанное деление на «производителей впечатлений» и производителей материальных благ получило свое отражение во всемирном разделении труда. Наиболее экономически развитые страны мира – прежде всего, США, Япония, ведущие страны ЕС – видят себя именно в роли производителей нематериальных благ, оставляя материальное производство преимущественно на долю развивающихся стран. Многие виды массового материального производства вытесняются в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), прежде всего – в Китай, становящийся «всемирной мастерской» нашего времени. Дешевизна рабочей силы в новых индустриальных регионах способствует применению относительно трудоемких технологий с низкой производительностью труда. Поскольку в приведенном на рис. 1 примере , но , область II существенно обширнее области I. Если же (что, вероятнее всего, имеет место в развивающихся странах), тогда условие (1) заведомо невыполнимо, и область I вообще отсутствует. Можно утверждать, что именно такое положение дел складывается в настоящее время в мировой экономике. Промышленное развитие стран АТР не сопровождается появлением у наемных работников материального достатка и свободного времени, позволяющего наслаждаться достижениями постиндустриальной цивилизации (хотя и позволяет рабочим удовлетворять свои базовые потребности, т.е. ). Как было отмечено выше, такой обмен не может быть добровольным. В связи с этим, можно полагать, что существующий в Китае жесткий политический режим (не допускающий, помимо оппозиционной политической деятельности, также акций протеста наемных работников, реальной активности профсоюзов и т.п.), несмотря на формально коммунистическую ориентацию, органично встраивается в логику мирового рынка, поддерживая дешевизну рабочей силы во «всемирной мастерской». Таким образом, институты современной мировой экономики отражают противоречие между стремлением стран-лидеров инновационного развития перейти от материального производства к преимущественно нематериальному, и объективными возможностями такого перехода в обозримом будущем.

Принято считать безусловно позитивным, что в постиндустриальной экономике многократно возрастает роль науки и образования. Однако здесь необходимо учитывать следующий вид рисков. При уходе материального производства на второй план, строго говоря, потребуются совсем не те наука и образование, которые стали привычными в индустриальную эпоху. И возможные изменения не ограничиваются смещением акцентов с естественных и технических дисциплин в сторону гуманитарных. В условиях, когда от науки и образования уже не требуется получать конкретные практические результаты в материальной сфере, могут подвергнуться «размыванию» сами основы научного метода, системность образования и т.п. Можно утверждать, что эти процессы уже начались. Детальный анализ подобных проблем выходит за рамки данного доклада.


Литература

  1. Авдашева С.Б., Розанова Н.М. Теория организации отраслевых рынков / М.: «Магистр», 1998 – 320с.

  2. Горн А.П. Формирование и развитие рынка интеллектуально-креативных (творческих) услуг в России / М.: изд-во МЕЛАП, 2006 – 400с.

  3. Жеребин В.М. Российское общество в системе понятий постиндустриализма // Экономическая наука современной России, № 4, 2008, с. 41-54.

  4. Родоман Б.Б. Гуманизм, экология и рыночные отношения // Электронный научно-просветительский журнал «Скепсис». http://scepsis.ru/library/id_2083.html

  5. Университетская информационная система Россия, 2003 // http://www.budgetrf.ru/publications




1 Факторы нематериального характера – престижность бренда и т.п. – в данном примере не столь значимы, и подробно обсуждаются ниже.

1 Наступивший в 2008 г. глобальный экономический кризис несколько поколебал уверенность в необратимом пришествии постиндустриальной эры, и даже вызвал оживление интереса экономистов к проблемам удовлетворения насущных потребностей человечества. По крайней мере, существование таких потребностей снова пришлось признать, и процессы их удовлетворения временно вернулись в сферу интересов «мейнстрима» экономической науки.

1 Возможные потери произведенных благ, наличие общественных и смешанных благ, государственные расходы здесь для простоты не учитываются.




Похожие:

Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconСодержание Введение 3 Глава Теоретические аспекты общественного сектора экономики 5
Характеристика масштабов и динамики общественного сектора в странах со смешанной экономикой 14
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconСоциально-экономические риски и Ограничения инновационного развития
Однако, как полагают авторы, вопрос следует ставить следующим образом: «какие инновации являются целесообразными с общественной точки...
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconДоклад Президента нп «Русское хлопковое сообщество» Сечко М. С. на конференции в Ташкенте 24-25 мая 2005 года
ХХ1 века одним из приоритетов реального роста экономики и национальной безопасности страны является эффективное развитие текстильной...
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconСодержание Источники риска и неопределённости 3 Финансово-кредитные риски на современном этапе развития российской экономики 9 Задание 12 Библиографический список 15 Задание
Фирма рассматривает два варианта осуществления инвестиций, различающихся вероятностями получения дохода. Вероятности получения дохода...
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconИнновационным развитием лесного сектора
Механизмы экономического менеджмента инновационным развитием лесного сектора. Монография / Б. О. Хашир, Р. А. Хунагова, Ю. Г. Терещенко,...
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconМесто Республики Беларусь на международном рынке услуг в сфере it выпускная работа по «Основам информационных технологий»
Информация, объем которой увеличивается беспрецедентными темпами, стала фактором производства. На этом фоне все большую роль начинают...
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconСистема национальных счетов
В итоге обработки этой первичной информации составляется комплекс балансовых таблиц, показатели которых позволяют определить обобщающие...
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconЭкзаменационные вопросы для студентов I курса гр. Мэ, мп и мг происхождение и становление истории экономики как науки
История экономики России как составная часть истории экономики. Предмет истории экономики России
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconСанкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики Институт экономики и управления предприятиями сервиса Кафедра экономики организации и предпринимательства
По курсу "Анализ и диагностика финансово – хозяйственной деятельности предприятия"
Риски и ограничения роста нематериального сектора экономики iconНомер 3 (844) от 20 января 2010 г
Если сегодня Китай является общепризнанной "мастерской мира" и вышел на первое место в мире по темпам роста экономики, то Шанхай...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib.podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов