Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» icon

Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе»



НазваниеПринцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе»
Дата конвертации26.12.2012
Размер75.85 Kb.
ТипДокументы

А.С. Узбек

Хабаровск

Принцип ассоциативной доминанты в творчестве

Ю.И. Ковалева

«Стихи пишутся затем,

чтобы сказать больше,

чем можно в прозе»,

В. Брюсов. [10, 5]

Целью нашей работы является попытка проследить как раскрывается принцип ассоциативной доминанты на примере творчества Ю. И. Ковалева. Для этого мы решили проанализировать и сравнить стихотворения Ю. И. Ковалева со стихотворениями другим поэтов.

Дальневосточный поэт Ю. И. Ковалев родился в 1955 году в городе Почепе, Брянской области. В 1972 г. окончил Ленинградское военное училище, занимался в литературной студии при газете «Елена», - где и были опубликованы первые стихи. Сегодня Ю.И. Ковалёв явлчется членом Союза Писателей России и автором четырех сборников: «Рукопожатье» - 1982 г., «Твои любимые черты» - 1986 г., «Душа подобна камертону» - 1997 г., «Холода приходят с востока» - 2002 г.

Принцип ассоциативной доминанты – это главная художественная ассоциация отдельного стихотворения, рассматриваемая в связи с утвердившимися эстетическими принципами какой-либо целостной литературной эпохи.

Обратимся к стихотворению Ю. И. Ковалева «Хабаровск», в котором автор создает образ города, и сравним его с произведениями других поэтов.

Стихотворение «Хабаровск» начинается со следующих строк:

Я люблю этот город

На тысячи лет

породнившись с рекой,

тополями,

травой,

Он разлапистым тигром

ступал по земле,

и смыкалась тайга

над его головой. [4, 8]

Автор неслучайно роднит город с рекой и тополями. В словаре символов Н. А. Истоминой «река – это та вода, которая действует не статически, как море, но благодаря своему течению и разливам определяет динамику и постоянную временную периодизацию событий» [13, 718]. Тополь (дерево) воспринимается как нечто вечное, постоянное: дерево, глубоко пустившее корни, являет собой монументальность, несокрушимость.

Синтагма «породнившись с рекой…» символична. Река – это определенное явление (динамика, развитие), переданное через конкретное представление, следовательно, перед нами троп: одиночная аллегория (троп-иносказание), изображение отвлеченного понятия через конкретное представление, при помощи какого-либо образа.

Образ «разлапистого» тигра дополняет создавшийся облик города. Тигр – сила, мощь, державность. «Разлапистый» – уверенный, непоколебимый. Поэт, используя прием персонификации, создает образ живого города, обладающего такими качествами, как уверенность и стойкость.

Хабаровск, в стихотворении Ю. И. Ковалева, предстает державным, бессмертным городом, прочно стоящим на земле и стойко противостоящим невзгодам. Город Хабаровск, по мысли автора, мудр и динамичен в своем развитии. Он часть этого мира.


Образ города встречается и у других поэтов, среди которых можно отметить таких авторов, как О. Мандельштам («Я вернулся в мой город»), В. Высоцкий («Зарисовка о Ленинграде»), Б. Окуджава («Ленинградская элегия», «Песенка об Арбате»), В. Цой («Город»). Из современных поэтов свой образ города создали А. Земсков («Хабаровск») и З. Ященко («Твой Петербург»).

Город, описанный О. Э. Мандельштамом, кардинально отличается от города, изображенного Ю. И. Ковалевым.

В стихотворении Мандельштама лирический герой предстает как некий странник, вернувшийся в родной город, в котором он вырос. В то время как у Ковалева, лирический герой – это житель города, его неотъемлемая часть.

Ленинград холоден к лирическому герою Мандельштама. Город в стихотворении окружен такими эпитетами как: «рыбий жир», «зловещему дегтю», «умирать», «мертвецов», «черной», «вырванный с мясом», «кандалами». Из чего можно сделать вывод, что город, в понимании автора, - это мрачное место, с которым у героя связаны его воспоминания о детстве и нынешняя жизнь в нем.

Сравним стихотворение Ю. И. Ковалева с одноименным стихотворением А. В. Земскова. Здесь постоянно встречаются такие эпитеты как «древний», «старый», «минувшее», «давний», граничащие со словом «новых». Создается образ древнего города с нарождающимся новым. Неслучайно Хабаровск изображен в весеннее время – время зарождения нового, пробуждения природы.

Лирический герой отождествляет этот город с юностью своей, для него он юность, воспоминания, весна. «Хабаровск» Ю. И. Ковалева отличается от стихотворения А. В. Земскова тем, что в нем автор создает образ вечного города – ни старого, ни нового – и выражает любовь к нему, но без воспоминаний. Для него Хабаровск – это просто любимый город.

В стихотворении В. С. Высоцкого «Зарисовка о Ленинграде» создается образ города, в котором есть все: и дворы со шпаной и ворами, и улицы, где тишь и благодать, и такси, которое пассажиров берет только на стоянках. Другими словами, там есть и внутренняя жизнь, так называемая изнанка, и внешняя, где «тишь и благодать», и развитая инфраструктура. В отличие от стихотворения Юрия Ковалева здесь нет возвышенного образа, мы не можем узнать отношение автора к этому городу. Можно предположить, что автор находится в стороне, в роли наблюдателя: «Ну и, значит, правильно, что дали».

Юрий Ковалев, в отличие от других поэтов, создает образ города, который родственен природе, словно ею был создан. Автор не смешивает воспоминания и описание города. Из личностных чувств автора здесь только любовь к городу.

Другой образ, созданный Ю. И. Ковалевым, - это образ листка. Судьба листа как судьба человека – тема, отраженная в стихотворении «Бьет озябшею ладошкой».

Юрий Ковалев образ листка персонифицирует: «бьет озябшею ладошкой», «испуганный листок» - поэт употребляет в отношении листка слова, которые обычно употребляются в отношении человека. Фраза «потерявший дерево» означает оторвавшийся от корней, от основы, потерявший дом.

Сравнение листка с человеческой судьбой, с самим человеком – устоявшийся образ, создаваемый многими поэтами. Так, М. Ю. Лермонтов в стихотворении «Листок» соотношение двух судеб показывает следующим образом:

И странник прижался у корня чинары высокой;

Приюта на время он молит с тоскою глубокой,

И так говорит он: «Я бедный листочек дубовый,

До срока созрел я и вырос в отчизне суровой. [5, 222]

М. Ю. Лермонтов сравнивает судьбу листка с судьбой человека. Мы это понимаем из слов самого странника, в то время как в стихотворении М. Ю. Ковалева человека как такового нет, он только подразумевается:

… Бьет озябшею ладошкой

по оконной раме,

потерявший дерево

испуганный листок. [4; 56]

Объединяет эти стихотворения то, что у обоих поэтов за образом листка стоит образ странника, ищущего приюта. Отсюда можно сделать вывод, что листок в поэзии – это, в большинстве случаев, образ человека, оторвавшегося от корней, потерявшего дом, родину.

Во все времена практически каждый поэт задумывался о своем предназначении и, несомненно, писал об этом. Таким образом, у каждого творца возникал свой образ поэта.

А. С. Пушкин в стихотворении «Пророк» изображает поэта равного пророку:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей. [8, ]

Пророк – это тот человек, которому дано знать, видеть, слышать больше, чем остальным. Следовательно, поэту, по мысли А. С. Пушкина, дано видеть больше, чем обычному человеку. Поэт – это небесный избранник, который не должен дорожить народной любовью и искать наград. Он должен обращаться к совести людей, их душе: «Глаголом жги сердца людей». В своем стихотворении А. С. Пушкин говорит о высоком предназначении поэта.

В стихотворении М. Ю. Лермонтова «Поэт» - «небесный избранник» забыл свое назначение. Лермонтов применяет прием параллелизма образов. Стихотворение можно разбить на две части. В первой Лермонтов рассказывает нам о кинжале, когда-то боевом оружии, а теперь ненужной золоченой игрушке, висящей на стене:

Теперь родных ножон, избитых на войне,

Лишен героя спутник бедный,

Игрушкой золотой он блещет на стене –

Увы, бесславный и безвредный! [5, 173]

Во второй части автор сравнивает участь кинжала с судьбой поэта. Поэт затих, голос его не слышен, былые подвиги забыты, толпа презирает его, но в заключение пессимистический тон меняется на обнадеживающий:

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?

Иль никогда, на голос мщенья

Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,

Покрытый ржавчиной презренья?.. [5, 173]

Недаром в конце этого стихотворения вновь возникает образ пророка, который является символом гражданской, Богом данной поэзии. Автор использует символ-иносказание для сравнения поэта с грозным некогда оружием. М. Ю. Лермонтов рисует образ поэта, который под властью вдохновенья «чарует свет» своими стихами, но, когда вдохновенье покидает его, он забывает этот «огонь небесный» и только хранит в себе «первые впечатления» о нем. В своем стихотворении Лермонтов обвиняет поэтов-современников, променявших высокое назначение поэта на обеспеченное, сытое существование. Он осознавал то печальное положение, в котором находились поэт и поэзия, и старался бороться за жизнь настоящего, подлинного искусства, а не заменять его пустой болтовней ради денег.

Ю. И. Ковалев также обращается к этой теме и в своих размышлениях он близок к М. Ю. Лермонтову. Отличает стихотворение Юрия Ковалева то, что он обвиняет не поэта в утрате предназначения, а народ, который не желает слушать поэта:

Ты,

с неприкаянной судьбою,

пришел сюда,

где правит спесь…

Здесь

не считаются с тобою!

Зачем ты здесь? [4, 25]

В этом мире, по мысли автора, нет места поэту. Люди под властью спеси не слышат слов поэта-пророка. Автор стихотворения трижды задает вопрос: зачем ты здесь? Это акцентирует внимание читателя на поставленном вопросе, усиливает понимание того, что он остается открытым. В стихотворении встречается прием анафоры (стилистическая фигура, заключающаяся в повторении тождественных в начале нескольких отрезков речи), которая также служит средством акцентирования внимания на проблемном вопросе.

Таким образом, проанализировав ряд образов, которые рисует Ю. И. Ковалев, и сопоставив их с образами других поэтов, мы пришли к выводу, что творчеству исследуемого поэта присуща такая черта как традиционность. Более того, принцип ассоциативной доминанты показывает, что стихотворения Юрия Ковалева создавались в лучших традициях классической поэзии, сохраняя при этом свою самобытность.


Библиография

  1. Булат Окуджава Избранное. Стихотворения./ Булат Окуджава. – М.: «Московский рабочий», 1989.

  2. Бунин, И. А. Собрание сочинений в 9 т. Т.8.: Стихотворения 1918 – 1953, переводы / И. А. Бунин. – М.: Худ. лит. – 1967.

  3. Высоцкий, В. На большом каретном: Стихи и песни с нотным приложением / Сост. Р. Шипов; дизайн И. Мидова – 2-е изд., доп. – М.: Локид-Пресс, 2004. – 495 с.

  4. Ковалев, Ю. И. Холода приходят с востока. Стихи / Ю. И. Ковалев. – Хабаровск: Хабаровское региональное отделение Союза писателей России, 2002.

  5. Лермонтов, М. Ю. Сочинения в 2-х т. Т.1. / М. Ю. Лермонтов; сост. и комм. И. С. Чистовой; вступ. ст. И. Л. Андроникова. – М.: Правда, 1988 – 720 с.

  6. Мандельштам, О. Э. Стихи и проза: В 2 т. Т.1. Стихи / О.Э Мандельштам; сост., комм. и вступ. ст. Л. Г. Кихней. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – 424 с.

  7. Приходько, В. К. Приемы и средства создания словесной образности: учебное пособие по дисциплине «Стилистика и риторика» для студ.-филологов / В. К. Приходько – Хабаровск: Изд. Дальневосточ. гос. гуманитарного ун-та, 2006. – 243 с.

  8. Пушкин, А. С. Сочинения. В 3 т. Т.1. Стихотворения; Сказки; Руслан и Людмила: Поэма / А.С. Пушкин. – М.: Худ. лит., 1985 – 735 с., портр.

  9. Тарланов, Е. З. Анализ поэтического текста: учеб. пос. / Е. З. Тарланов – Петрозаводск: изд. Петрозаводского гос. ун-та. – 2000.

  10. Тимофеев, Л. И. Слово в стихе / Л. И. Тимофеев – М.: «сов. писатель», 1982 – 344 с.

  11. Фет, А. А. Стихотворения / А. А. Фет. – М.: Худ. лит. – 1970. – 559 с.

  12. Цой, В. Р. Последний герой: Стихи, песни, воспоминания / В. Р. Цой. – М.: Эксмо, 2007. – 352 с.

  13. Энциклопедический словарь символов / Авт.-сост. Н. А. Истомина. – М.: ООО «Изд. АСТ»; ООО «Изд. Астрель», 2003. – 1056 с.

  14. Энциклопедический словарь-справочник. Выразительные средства русского языка и речевые ошибки и недочеты / под ред. А. П. Сковородникова. – М.: Флинта: Наука, 2005. – 480 с.




Похожие:

Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» iconЯ каждый день и каждый час Сказать готово, сколько вас, и я могу, имей в виду, Сказать, который ты в ряду. Стихи о числительном
Чтобы научиться трудолюбию, нужно три года, чтобы научиться лени- только три дня
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» iconТема: И. С. Тургенев «Senilia. Стихотворения в прозе». Цели: Познакомить учащихся с циклом «Стихотворения в прозе»
Предыдущее домашнее задание: прочитать несколько стихотворений в прозе И. С. Тургенева, выучить понравившееся наизусть
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» iconПрезентация о творчестве великого поэта. А затем состоялся конкурс любимых стихов. Д о новых встреч!
Сегодня мы посетили сельскую библиотеку, где нашему вниманию было представлено мероприятие-презентация о творчестве великого поэта....
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» iconКак одеть ребёнка по сезону?
Каждая мама старается одеть своего ребёнка как можно красивее и лучше, а большинство бабушек – как можно больше. А ребёнку важно,...
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» icon10 шагов, чтобы стать хорошим родителем
Любовь также важная позитивная составляющая воспитания. Чем больше вы проявляете свою любовь к детям, обнимая, целуя их и го­воря...
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» iconСценарий для детей средней группы к Женскому Дню 8 марта Ведущая: Милые женщины! Дорогие мамы! Вам все цветы сегодня предназначены, Встречает вас улыбками весна
Ведущая: Какие чудесные стихи и песни прозвучали для наших мам и бабушек. Мы от всей души хотим, чтобы в этот день сияли мамины глаза...
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» icon12а Принцип Дирихле (дополнительно) 6 декабря Это дополнительные задачи – их можно сдавать устно наряду с основными
После начала переговоров оказалось, что ни один из дипломатов не сидит против своей таблички. Докажите, что можно повернуть стол...
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» iconГлавные принципы жизни принцип зеркала
...
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» iconВ этом году осень можно назвать «Золотой», солнечные теплые дни позволили нам организовать автобусную поездку с детьми в институт Лисовенко, в дендрарий.
Орой, тем не менее, кто как не дети больше всего радуется ярким разноцветным листьям, опавшим с деревьев и дождику, после которого...
Принцип ассоциативной доминанты в творчестве Ю. И. Ковалева «Стихи пишутся затем, чтобы сказать больше, чем можно в прозе» iconОбобщение по теме «союзы»
Школьники обязаны упорно и настойчиво овладевать знаниями чтобы принести больше пользы Родине. Незнакомец был невысок ростом зато...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib.podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов