Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский icon

Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский



НазваниеЭкспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский
страница1/3
Дата конвертации10.01.2013
Размер0.67 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3

ЭКСПЕДИЦИЯ ГУФР БЕРЖЕ-69 и ПЬЕР-СЕН-МАРТЕН-73

ИВАН РАШКОВ АНТОНИЙ ХАНДЖИЙСКИЙ.


Перевод с болгарского

Константин Б.Серафимов

www.sumgan.com





ОТ ПЕРЕВОДЧИКА


Книжку эту подарил не мой друг Лешка Казеннов. Мы всегда мечтали о чем-нибудь несбыточном. У Лехи в комнате висела большая фотография вершины Эль-Капитан, у меня - Пти-Дрю. Оба мы мечтали о сверхглубоких пропастях Франции, среди которых первыми стали нам известны имена Гуффр Берже и Пьер Сен Мартен.

Мы мечтали, а болгары из маленькой аграрной страны - прошли.

Леха уже шесть лет, как погиб в сифоне Кутук-Сумгана. А я все еще живу и мечтаю за двоих.

Сегодня, когда за плечами несколько больших пещер, еще интереснее заглянуть в прошлое, а еще - сравнить: как их пещеры?

По сравнению с нашими.

И все также хочется хоть краешком глаза увидеть Пиренеи.


Только в таких случаях почему-то приходит на память мелодия известной рок-группы "Наутилус Помпилиус" "Гуд бай, Америка, о-о!", на мотив которой феодосийцы на Пантюхинской в 1990 году ладно и грустно пели:


"Когда закручен рапид,

Который я не видел...

В влажном воздухе лампа

Буржуйская карбидная горит.

Оревуар, Жан-Бернар,

Где я не буду никогда.

Прощай навсегда!

Возьми свой стоппер и иди спокойно..."

Что ж, сегодня все возможно.

Надо только, как говорил Леха, немножко больше зарабатывать.


Константин Серафимов,

1994 год.


Сегодня, более чем через 35 лет, чтение книги позволяет представить, какую же технику и снаряжение использовали спелеологи в 1969 году. Это очень важно, чтобы знать корни и логику развития вертикальной техники прохождения глубоких пещер, которая и сегодня не лишена многих проблем, во многом связанных не столько со снаряжением, сколько с философией обеспечения безопасности.

В этом отношении книга представляет собой замечательную возможность заглянуть почти в самое начало возникновения SRT - техники одинарной веревки.

Ведь в те годы практиковалась лестнично-веревочная техника (ЛВТ), детали которой могут оказаться интересными тем, кто не застал ее в начале пути.


Интересно также познакомиться с морфологией известных пропастей - последовательность колодцев и меандров описана так живо, что представляется очень отчетливо. А время и способы движения спелеологов по пропасти служит хорошими ориентирами.


Весьма поучительны страницы о подготовке к штурму глубоких пещер.


Не менее интересны подробности жизни в подземных лагерях, обеспечения питанием, те самые детали, что невозможно узнать, не побывав.



Константин Серафимов

2006 год.


ЭКСПЕДИЦИЯ ГУФР БЕРЖЕ-69 и ПЬЕР-СЕН-МАРТЕН-73

^ ИВАН РАШКОВ АНТОНИЙ ХАНДЖИЙСКИЙ.

"Медицина и Физкультура" София - 1977 год.


Посвящается товарищам

с которыми вместе мечтали,

боролись и победили

Гуфр Берже и Пьер Сен Мартен -

наиглубочайшие пропасти в мире.


ВСТУПЛЕНИЕ


Эта книга рождена страстью к чарующему и таинственному подземному миру, наполненному бурлящими реками и грохотом водопадов ледяной воды, удивительными формами и образованиями, почти невидимыми животными. Любовь к этому новому миру, поражающему своими величием и многообразием, изолированностью и нетронутостью.

Уже несколько лет мы проводили свободное время, путешествуя по горам Стара планина и Пирин в Родопах и Страндже в поисках неизвестного.

Во время этих путешествий было открыто немало пещер, ставших достоянием народа. Встречаясь с такими же, как мы, восторженными почитателями этого мрачного и захватывающего подземного мира, в разговорах между собой мы снова снова переживали волнующие мгновения, пережитые в царстве пещер. В одном из таких разговоров в наземном лагере международной экспедиции в Котелский балкан и родилась идея спуститься в глубочайшую пропасть того времени - Гуфр Берже, находящуюся во Франции. Очарованные рассказами бельгийских спелеологов Жана Сиберца и Этьена Люмера, многократно побывавших в Гуфр Берже и других наиглубочайших пропастях Света, наше воображение 16-17-летних юношей рисовало легкое и романтичное низхождение ко "дну света" как была названа наинизшая достигнутая точка Гуфр Берже. Не осознавая возможных трудностей, с юношеским азартом мы устремились к высокой цели, которую поставили перед собой.

Следующие два года мы провели в непрерывной тяжкой и изнуряющей подготовке. Два года, в течение которых нас то и дело раздирали сомнения, и решительное "Надо смочь!" боролось со снова и снова задаваемым вопросом: "А сможем ли?" Помощь или препятствия, понимание и непонимание к затеянному нами мероприятию заставляли нас многократно доказывать себе и другим, что мы сможем.

И мы смогли. Мы ступили дно Гуфр Берже. Но одна осуществленная мечта рождает новую. И летом 1973 года мы снова отправились в путь. На этот раз нашей целью была известная франко-испанская пропасть Пьер Сен Мартен, которая в связи с последними событиями сместила Гуфр Берже и заняла первое место по глубине в Мире.

О борьбе с теснинами мраком, студеными водопадами и устрашающими колодцами, о победах над Гуфр Берже и Пьер Сен Мартен мы расскажем в этой книге.

Авторы.


^ ИВАН РАШКОВ АНТОНИЙ ХАНДЖИЙСКИ


ЭКСПЕДИЦИЯ ГУФР БЕРЖЕ - 1969


Эту книгу мне подарил в 1977 году

мой друг Алексей Дмитриевич Казеннов,

Леха, когда мы еще только мечтали

о своих глубоких пропастях.

Посвящаю ему этот перевод.

Константин Серафимов.


Когда автобус и грузовик свернули с шоссе на асфальтированную площадку на лато Сорнен, заходящее солнце обагрило теплыми золотистыми тонами окружающие горные вершины. Мы были почти у цели - у подножия массива Веркор в Западных Альпах. После жаркого летнего дня опускающаяся на горы прохлада была особенно приятна.

Наша 20-членная экспедиция клуба спелеологов софийского товарищества "Планинец" - первая болгарская экспедиция, имевшая целью достичь дна известной пропасти Гуфр Берже, глубиной -1122 метра и оспаривавшей первенство у другой глубочайшей пропасти мира Пьер Сен Мартен.




Разрез и план пропасти Берже


Наконец, после двух лет изнурительных тренировок и выбивания необходимого из шефствующих предприятий, бессонных ночей и смелых мечтаний, началась собственно экспедиция. С грузовика началась разгрузка многочисленных рюкзаков, мешков, сумок, пакетов и пакетиков. Это наша материальная база - снаряжение для спуска в пропасть, бивачное снаряжение, медикамент, продукты...




Экспедиция "Берже-69"

Вскоре, нагруженные тяжелыми рюкзаками со снаряжением и продуктами, мы двинулись в горы. Хорошо отмаркированная тропа плавно устремлялась на юг по борту обширной впадины. То тут, то там стали попадаться известняковые скалы, сначала приземистые, но чем дальше, тем более внушительнее.

Минут через сорок выходим на обширную поляну. Из трех палаток, разбитых на ее краю, появляется несколько человек, встречающих нас радостными возгласами и приветствиями. Оказалось, что это французские спелеологи из Парижского клуба на Сене, с которыми мы долго переписывались. Следуют первые знакомства и краткие разговоры, после чего часть нашей группы снова возвращается к машине за новой партией груза. Другая часть занялась устройством лагеря, и вскоре он приобрел вполне завершенный вид. Его схема была отработана неплохо. Здесь медпункт, командирская платка, склад матобеспечения и продовольствия. Имелась и импровизированная столовая - изготовленные из подручных средств скамейки и столы под полотняным навесом. В первый раз на высоком флагштоке поднялось над необъятными горами массива Веркор болгарское знамя.




Болгарский флаг над Веркором


Французы с интересом наблюдают за нашими действиями, что вполне естественно. Ведь мы тоже не поднимаем свои государственные флаги, когда посещаем Родину...


Вечером приглашаем французов в наш лагерь. Ужинаем вместе. Оживленно обсуждаем детали экспедиции и подробности Гуфр Берже. Обстановка начинает проясняться. Оказывается, что начальный ряд колодцев уже экипирован, и французы работают в нижней части пропасти на глубине около -900 метров - там открыты новые глереи. Они предложили нам воспользоваться их навеской, так как колодцы узки и не позволяют параллельно навесить наши веревки и лестницы.

Это предложение с одной стороны облегчало нашу задачу, но с другой - ставило нас в затруднительное положение. По французской системе нам предстояло спускаться по одинарной веревке, не имея другой для страховки. А при подъеме по лестницам самостраховка осуществлялась за спусковые веревки, для чего использовались специальные устройства - зажимы. При нашей же системе страховка производилась второй веревкой: при этом на каждом колодце оставался для страховки человек. С одной стороны эта система позволяла обеспечить максимальную безопасность спускающимся. Но с другой стороны такая система применялась в пещерах с небольшим числом колодцев, в которых весь штурм не занимал более одного дня. Для пропасти же с таким большим числом колодцев как Гуфр Берже, прохождение которой занимало двое-трое суток, это было немыслимым.

Необходимо было принять французскую систему спуска. Один из французов - Бернар, предложил съездить с кем-либо из нас завтра в Гренобль и закупить необходимое количество зажимов. Что же касается безопасности спуска по одинарной веревке, то она нисколько не меньше за счет того, как объяснили французы, что они используют самые новые веревки кабельного типа и специальные скальные крючья, которые по завершение сезона изымали из использования. В местах, где веревки терлись о скалу - в начале колодцев, под веревки устанавливались нейлоновые подстилки. Если же защитная оплетка веревок получала сколько-нибудь заметный износ - веревки немедленно заменялись на новые.


На следующий день в лагерь французов поднялось еще несколько человек из Гренобля, а из Гуфр Берже поднялся Алем Марбах, секретарь Парижского клуба на Сене, по его словам работавший в течение суток один на глубине -900 метров.

Эта особенность французской спелеологии была для нас новостью. Очень часто при исследовательской деятельности под землей французские спелеологи передвигались в одиночку. При этом они избегают ожиданий под колодцами при подъемах и спусках, но с другой стороны - значительно рискуют: ведь в случае несчастья пострадавший не имеет возможности получить немедленную помощь.


Вечером принимаем решение первую группу в составе Ани Тапарковой, Николая Генова и Петра Берона отправить на рекогносцировочный выход до глубины -650 метров, где им предстоит установить подземный лагерь в подходящем месте. Их проводят Жером и Бернар, хорошо знающие пропасть и особенности спуска по французской системе.


Утром Ани, Николай и Петр прошли медосмотр доктора экспедиции Петрова и подготовили свои ранцы. Первыми к пещере двинулись Николай и Жером, а через час, чтобы не ожидать на колодцах - Ани, Петр и Бернар.

Провожаем их до входа в пропасть, который находится примерно в 15 минутах ходьбы от лагеря. Маленькое отверстие входа ничем не обещает, что за ним открываются колодцы, уводящие на -1122 метра в глубь земли.

Один за другим с нашими пожеланиями успеха спелеологи начинают спуск в первый колодец - Руиз, и скоро скрываются в темноте, а мы возвращаемся в лагерь.


До вечера несколько раз разговариваем с обеими группами по телефону, которым лагерь связан с пропастью. Французы проложили телефонную линию до дна Берже и установили телефонные посты на отметках -250, -540 и - 840 метров. Благодаря этому всякий спускающийся в пропасть спелеолог или любая группа, несущие с собой телефоны, могли включиться в любое место на линии. Постоянная связь с землей давала возможность следить за изменениями погод - важное условие безопасных спусков в Гуфр Берже, так как повышение уровня воды в ее подземной реке после дождя - частое явление.


К 22.30 из пропасти поднялись Николай и Жером, а несколькими минутами позже - Ани, Петр и Бернар. Рекогносцировочный спуск в пропасть был завершен, на -540 были спущены палатки и спальные мешки и организован подземный лагерь. Оставалось уточнить тактику штурма и состав штурмовых групп, и можно начинать спуск.


Наконец, наступил день решительного штурма Гуфр Берже. Группы были определены - первой предстояло двигаться штурмовой группе в составе: Ани Тапаркова, Иван Рашков и Петр Берон, а немногим позже - вспомогательной группе: Павлина Василева, Антоний Ханджийски и Алексей Сечкаров, которая провожает первую до глубины -650 метров.

На поляне лагеря наступило необыкновенное оживление. Из огромного количества снаряжения необходимо было отобрать самое необходимое - веревки и лестницы для навешивания последних колодцев до дна, скальные крючья и карабины, лодку и продукты и, кроме всего, маленькое болгарское знамя, которое планировалось оставить на дне специальном герметичном металлическом контейнере. Петр Берон уложил в свой ранец несколько пробирок со спиртом. Биолог по профессии, он планировал отловить на дне пещерных насекомых - пещерная фауна пропасти до этого дня не была изучена.


В 15.30 все были готовы. Начинаем штурм. Первый колодец - Руиз, имеет глубину 30 метров. После него спускаемся в несколько маленьких и затем в 10-метровый Холидей. Немножко волнуемся, что вполне естественно. Впервые спускаемся без страховки. Мы и раньше бывало так спускались, но в хорошо знакомые маленькие колодцы, а тут все было незнакомым - и колодцы, и веревки, и система навески, и техника спуска.

Несколько уступчиков, и новый большой отвес - 25-метровый Гаирн. Достигаем глубины -125 метров. Начинается I Меандр - тесная сужающаяся вверху и внизу диклаза длиной 250 и глубиной 2-3 метра в начале и 40 метров в конце. Движемся в верхней части меандра по деревянным бревнышкам, заклиненным поперек щели. Некоторые из них сместились и попадали вниз. Такие места преодолеваем на распорах: руки и ноги уперты в одну стену, спина в другую. Иногда ширина щели уменьшается до 30-40 сантиметров и передвигаться с ранцами за плечами невозможно. Распираемся в невероятных позах и передаем ранцы над головой, пока не достигаем расширения.

Через час после начала движения по I Меандру достигаем его конца и спускаемся в следующий колодец - Гарби, глубиной 35 метров. С его дна начинается Меандр II - еще одна диклазная трещина поразительно похожая на первую, но более короткая. Зацепы и опоры в ней так выглажены от многократного использования, что кажутся отполированными. Наконец, выбираемся из теснины и оказываемся в начале нового ряда колодцев: один глубиной 25 метров - Гутард, несколько 10-метровых и в конце 40-метровый Алдо. Появляется небольшой ручеек, который поливает ледяной водичкой во время спуска. Чтобы избегнуть воды, в колодце Алдо система спуска организована особым образом - в самом начале навешены лестница и веревка, которые достигают 8-метровой глубины. До этого места малая ширина колодца позволяет избегать падающей воды. Ниже колодец расширяется, и в 3 метрах в стороне от конца первой навески на стене на шлямбурных крючьях закреплена вторая система для спуска, связанная с первой при помощи вспомогательного шнура. Добравшись до конца первой лестницы, подтягиваешься за вспомогательный шнур и переходишь на вторую. Отстегиваешься от первой веревки, пристегиваешься на вторую и продолжаешь спуск вдалеке от падающих струй. Подъем осуществляется в обратном порядке. Эта сложная система позволяет избегнуть 40-метрового водопада (за исключением первых 8 метров), особенно, когда вода прибывает.

Несмотря на тяжелые ранцы, быстро справляемся со сложной эквилибристикой и скоро все достигаем дна колодца. Поднимаемся на скальный уступ высотой 2 метра, пролезаем через тесный прижим и попадаем в значительную по размерам галерею. Это Большая галерея. По ней течет большая подземная река. Здесь глубина -250 метров. Здесь же первый постоянный телефонный пост связи с базовым лагерем. Имеется также оборудованный пункт питания - газовый примус, кофе, чай, английское сухое молоко, французский крем, бисквиты, консервы и многое другое. Разнообразие исключительно велико, но многие продукты уже не годны для употребления, так как оставлены здесь в течение десяти предыдущих лет - еще первыми экспедициями. Всякая новая экспедиция пополняет запасы. По традиции оставляем часть наших продуктов.




На глубине 260 м в Гуффр Берже слева направо: Петр Берон, Благой Ташев, Алексей Сечкарьев и Петр Тодоров


После небольшого перекуса продолжаем движение. Размеры галереи еще увеличиваются - ширина достигает 30-35, а высота свода более 40 метров. У ног бушует подземная река, названная французами Ривиер сан д'Этуал (Река без звезд). Движемся то по одному, то по другому берегу, часто и прямо по дну, по воде. Вскоре вода исчезает где-то в нижних этажах, и нам открывается широкая галерея, покрытая толстым слоем глины. Резиновая лодка, привязанная длинной веревкой к стене, говорит о том, что мы на дне озера Каду. Во время дождей на поверхности нижние этажи не могут пропустить всю воду подземной реки, и это место превращается в озеро длиной 40 и глубиной 5-6 метров. Совершаем рискованный подъем в начало круто наклонной галереи и снова оказываемся на берегу реки. Минуем три небольших водопад - Льо Пети Капорал, Тиролиен, Рампата и выходим в Гранд Эболи - начало огромной осыпи, конец которой находится в 150 метрах ниже в Зале Тридцати. Мокрые ранцы значительно потяжелели и затрудняют передвижение по угловатым каменным блокам. Река исчезла где-то в глубине.

Осыпь кончается, и куча консервных банок говорит о том, что мы находимся в Зале Тридцать. Это место еще называют "Английский бивак", потому что здесь был подземный лагерь одной английской супер-экспедиции 1967 года. В этой экспедиции принимали участие 100 английских спелеологов. Их целью была съемка цветного фильма о штурме Гуфр Берже, а также попытка прохождения конечного сифона пропасти.




В лагере -540 м


В этом зале был установлен и наш подземный лагерь, принесенный сюда при первом проникновении рекогносцировочной группой. Связываемся по телефону с поверхностью и сообщаем, что мы достигли глубины -540 метров. Согласно нашей тактике здесь следовало ночевать всем, а на другой день спуститься на отметку -650, где снова появляется река. Там группам предстояло разделиться: штурмовая группа продолжает спуск, вспомогательная возвращается на поверхность. В это время спускается следующая группа в 5 человек под руководством начальника экспедиции Петра Трантеева с задачей проведения метео и других наблюдений в пропасти, предусмотренных научной программой экспедиции. Эта группа при необходимости могла прийти на помощь.


Утром мы сняли сухую одежду, которую принесли в нейлоновых мешках специально для ночлега, и облачились в мокрую одежду первого дня. Мы уже были готовы к выходу, когда заметили, что к нам спускается одинокий светлячок. Это мог быть только кто-нибудь из французских спелеологов. И действительно, скоро к нам спустился Бернар. Он направлялся к французскому лагерю на -840. Вместе с ним начинаем спуск.

Вскоре попадаем в участок пещеры, украшенный красивыми кальцитовыми образованиями. Белые толстые синтроновые плотины образуют маленькие озерца с кристальной водой. Со свода к ним спускаются снежно-белые сталактиты - одни толстые и мощные, другие - нежные, прозрачные. Трудно описать фантастическое убранство, созданное творцом-водой, неустанно меняющееся перед глазами. Но капля воды может быть и разрушителем. Сливаясь с другими каплями в подземную реку, она тысячелетиями точит и разрушает скалы, создавая этот невообразимый подземный мир.

Спускаемся в 15-метровый колодец и скоро оказываемся в большом зале, названном - Вестиер. Мы находимся на глубине -650 метров. Почти на уровне площадки, на которую мы попали, течет подземная река, спокойная и глубокая, освобожденная от каменных порогов. Это место французы называют "последним безопасным убежищем", потому что в дождь уровень реки поднимается и затапливает следующие ниже низкие галереи, которые становятся непреодолимыми.

Пока накачиваем резиновую лодку, Бернар достал из мешка непромокаемый резиновый костюм и оделся в него. Для него холодная вода подземной реки ниже не будет не иметь никакого значения, но для нас - это главный фактор, с которым необходимо считаться. Наши комбинезоны, такие удобные до сих пор, совершенно непригодны для последующей обводненной части пропасти. Мокрые, они стали значительно тяжелее, затвердели и сильно затрудняли движения. Комбинезоны были неоднократно испробованы в наших обводненных пещерах, но этот их недостаток осязаемо проявился лишь на вторые сутки работы в столь тяжелых условиях.


Путь вниз продолжили три человека с четырьмя ранцами и одной лодкой, если не считать Бернара. Остальные три человека возвращались в лагерь "-540", а оттуда - на поверхность, после спуска следующей группы.

Бернар слез в воду и тронулся вперед, придерживаясь за стальной трос натянутый, как перила, вдоль стены. Роль этого троса особенно важна при возвращении, когда приходится вести лодку против течения реки.

За Бернаром двинулась лодка с Ани и Петром, они взяли с собой один ранец, а я остался на берегу с оставшимися тремя ранцами. Вскоре Петр оставил Ани на площадке, а сам вернулся. Так, перевозя груз и переправляясь сами, сменяя друг друга на веслах, продвигаемся вперед. В некоторых местах, где река глубока, приходится возвращаться по два раза, так как Бернар тоже переправляется на лодке. Его гидрокостюм позволяет ему передвигаться по воде глубиной до 1,3 метра, но в нем нельзя плавать, так как костюм наполняется водой.

Непрестанно перегружаем ранцы, перелезаем через скальные ребра, выступающие из воды. Местами стены так сближаются, что обеих можно коснуться руками, а темная непреодолимо движущаяся водная масса прижимает нас к ним. Даже маленький прокол лодки может создать нам большие неприятности, несмотря на то, что мы все умеем хорошо плавать. Но можно ли долго плыть в воде температурой 1-2 градуса в таком количестве одежды и снаряжения, как у нас?




Успокаиваем себя мыслью, что, обе камеры лодки не могут спустить одновременно, и мы успеем добраться до какой-нибудь скальной площадки, где постараемся заклеить лодку, а если это окажется невозможным - попросим помощи у вспомогательной группы.

Впереди слышен шум первого из водопадов - 5-метрового Адел. Веревки и лестницы навешены так, что их достигают лишь редкие струйки воды.

Бернар спускается первым. Осторожно пускаем лодку и по очереди спускаемся сами под неизбежными брызгами воды. Далее продолжается погрузка ранцев в лодку, плавание через участки реки, разгрузка, спуск с маленьких водопадов и так далее. Вода уже проникла всюду, но мы не обращаем на нее внимания.

Достигаем 25-метрового водопад Клодин. Вода с оглушительным грохотом падает в теснину. На первый взгляд невозможно спускаться под такой сильной струей. Но французы установили здесь длинную металлическую штангу, с помощью которой отнесли веревки и лестницы далеко от воды. Держась за натянутые над водой веревочные перила, осторожно проходим по штанге, добираемся до ее конца и начинаем спуск вниз вдалеке от падающей воды. В середине отвеса переходим на еще одну отнесенную в сторону навеску, подобную описанной выше на колодце Алдо, что позволяет достичь основания водопада, не попадая в его струю.

Переправляемся через небольшое озеро, спускаемся с очередного водопада - 5-метрового Топографа, и попадаем в начало огромной стремительно спускающейся вниз галереи. Это Гранд каньон с сильным наклоном пола в сторону, где подземная река, освобожденная от своего каменного ложа, с грохотом разбивается в 40 метрах ниже. Осторожно перебираемся на противоположную реке сторону галереи и начинаем постепенно спускаться. Каждый молча и сосредоточенно выбирает себе путь. Здесь даже небольшая ошибка может оказаться фатальной - падение по сильно наклонному полу галереи к кипящей массе вод не сулит ничего хорошего.





Далеко под нами видим два огонька и вскоре достигаем подземного лагеря французов на отметке -840 метров. Бертран и Жак, спустившиеся сюда еще перед нашим спуском, восторженно встречают нас и угощают теплым кофе. Неописуемо наслаждение, испытываемое нами после 10-часовой борьбы с водными потоками и водопадами.

Сообщаем по телефону в лагерь "-540" и на поверхность, что мы в лагере "-840". Переодеваемся в сухую одежду и забираемся в спальные мешки. После трудного дня мы не чувствуем того, что резиновые матрацы приспущены, а спальные мешки, принесенные сюда французами почти месяц назад, влажны. Наши мешки по предложению Бернара мы оставили в первом лагере для уменьшения груза и еще потому, что они несколько подмокли после первого использования.


Утром снова одеваемся и готовимся к решительному штурму. В сущности, понятия дня и ночи здесь, где царит вечный мрак, весьма относительны - ориентируемся только по часам. В ранцах оставляем только веревки и лестницы на последние колодцы и запасное освещение. До дна остается около 300 метров денивеляции, причем самые трудные.

Жак, профессиональный журналист и спелеолог, высказывает желание сопровождать нас вниз. Он намеревается сделать несколько снимков для репортажа о штурме Гуфр Берже. К тому же Ани, достигнув дна, установит мировой рекорд по глубине спуска для женщин. До сих пор рекорд принадлежал Жаклин Буке, представительнице женского спелеоклуба Гренобля, которая в 1964 году спускалась до -903 метра в этой пропасти.

Таким образом, ко дну отправляется шесть человек - трое болгар и трое французов. В десяти метрах от лагеря первый из ряда водопадов - 20-метровый Гаше, далее один 5-метровый и два 15-метровых, и мы попадаем в длинную горизонтальную галерею.

Здесь становится ясно, что я едва ли смогу достичь дна Гуфр Берже. Вчера в самом конце спуска со мной случился неприятный инцидент, последствия которого сейчас проявились. Вернувшись за последним ранцем и спускаясь с ним обратно, в метре от площадки, где меня ожидали Ани, Петр и Бернар, я неудачно наступаю на каменный нож, который подо мной подламывается. Несколько мгновений падения заканчивается тем, что мое колено встречает скалу, пронизав меня острой болью. Ани помогла мне встать. В лагере случай забылся, однако утром сильная боль в колене напомнила мне о случившемся. Тем не менее, мне казалось, что она вот-вот исчезнет. Но боль не исчезла, а еще более усилившись, сковала движения мои и всей группы. Как технический руководитель я отвечал за спуск, и теперь не предстояло решить, продолжать движение или возвращаться. Победа была совсем близка - оставалось всего 200 метров денивеляции до дна и все. Но нужно было думать и о возвращении на поверхность. Нельзя было рисковать успехом всей экспедиции ради желания ступить на дно Гуфр Берже. Я объявил о своем решении (здесь повествование ведется от имени Ивана Рашкова, прим. перев.) вернуться в лагерь, а остальным продолжать спуск. Бернар предлагает проводить меня в лагерь "-840", но я отказываюсь. Лагерь совсем близко, и я сам доберусь до него. Пожелав им успеха, поворачиваю обратно. Спасибо темноте, скрывшей мои глаза...


Спуск вниз продолжили Ани, Петр и три француза. Им предстояло преодолеть один из труднейших участком пропасти, получившей название "Если решишься" - узкий скальный распор высоко над грохочущей рекой.

Натянули перила. Лазание над невидимой гремящей бездной, казалось, будет продолжаться бесконечно, хотя сам участок едва ли имеет протяженность более 30 метров. В конце, после 10-20 метрового спуска, наконец, попадаем на небольшую площадку. Преодолеваем еще несколько уступчиков и попадаем к устью последнего водопада - 47-метрового Урагана, самого большого колодца в пропасти.

В течение двух последующих часов забиваем шлямбурные крючья, навешиваем веревки и лестницы и один за одним спускаемся к основанию водопада. Отсюда начинается галерея шириной почти 20 метров. В одной ее стороне - река, совсем спокойная, почти неподвижная, будто изнемогшая от многочисленных водопадов.

Далее галерея сужается и вынуждает воспользоваться лодкой. Стены и своды покрыты кальцитовыми образованиями, некоторые из них спускаются так низко, что их концы достигают воды. Следующий десяток метров проходим по площадке усеянной стальными баллонами аквалангов англичан.

Они предпринимали попытки преодолеть сифон, в котором исчезает подземная река. В одной из них был пройден первый сифон длиной 70 метров, затем 20-метровый второй и, наконец, более короткий - третий. За ним продолжалась большая галерея, заканчивающаяся на глубине -1141 метр четвертым, пока не пройденным, сифоном. Так был установлена окончательная глубина Гуфр Берже - 1141 метр, из которых без легководолазных аппаратов преодолимы 1122 метра.

С другой стороны последней сухой площадки вода оставалась такой же спокойной и глубокой. Ани, Петр и французы продолжили плавание на лодке. Впереди свод пещеры снижался и смыкался с водой. Лодка уперлась в скалу - первый сифон. Дно! 1122-метровая глубина под землей! Ани установила мировой рекорд глубины спуска под землю среди женщин. Вслед за французами, англичанами, бельгийцами и поляками - дна Гуфр Берже достигли и болгары. Исключительный успех болгарской спелеологии.

Вернулись на площадку. На стене, среди подписей участников, забили крюк, на который повесили контейнер с болгарским флагом. Затем Петр принялся искать пещерные организмы - он все-таки биолог. Провели метеорологические наблюдения. А Жак извлек из сумки фотоаппарат и треногу, и вскоре блицы осветили лица счастливой группы.


Теперь предстояло самое трудное - преодолеть около 4 километров подземных галерей и 1122 метра подъема, чтобы вернуться на поверхность.


Подъем из колодца Алдо


Началось медленное и мучительное возвращение к солнцу. И с первых метров начались неудачи. Первыми тронулись Ани и Жак. В месте, где нужно было пройти узкий проход между скалами, лодка наскочила на острый скальный выступ, и громкий треск огласил галерею. Лодка спускала, а впереди оставалось еще более 50 метров глубокой воды. Петр Бернар и Бертран добрались до Ани и Жака, и вскоре положение было исправлено. Петр и Жак забрались высоко над водой, где был проложен телефонный кабель, и отрезали от него длинный кусок. С его помощью Бертран туго перевязал поврежденное место. Лодку накачали, и она стала напоминать огромную подкову. Полузатопленные водой по одному преодолели глубокий водный участок, при помощи телефонного кабеля перетягивая лодку назад.

Лодка быстро спускала, и ее перед каждой переправой снова подкачивали.

Наконец, добрались до Урагана, затем "Если решишься", ряд мелких уступов... Холод стал невыносимым, усталость сковала движения. Метр за метром, водопад за водопадом преодолевали они и, наконец, дошли до лагеря "-840"...


Через двое суток все были на поверхности. Радость в лагере была безгранична. Мы смогли, мы победили Гуфр Берже! Наибольшая глубина, достигнутая к этому моменту спелеологами Болгарии, - была -640 метров в Пропасти "Снежна" в Польше. Самая глубокая болгарская пропасть - Леденика у города Котел, имела денивеляцию -242 метра. У нас не было опыта организации экспедиций, имеющих целью спуск на такую большую глубину, какую имела Гуфр Берже. Да и просто опыта и знаний было маловато - все участники имели возраст от 18 до 23 лет. Зато были огромные желание и воля к победе, а также дерзновения и способность мечтать, присущие молодости. И мы победили!


^ ИВАН РАШКОВ АНТОНИЙ ХАНДЖИЙСКИ


ЭКСПЕДИЦИЯ ПЬЕР СЕН МАРТЕН - 1973


Минули годы с дней нашей экспедиции в Гуфр Берже.

И вот в 1972 году мы получили письмо, о котором только мечтали. Секретарь Организации международных спелеологических исследований в пропасти Пьер Сен Мартен (АРСИП) - Макс Козинс, предлагал нам провести экспедицию в эту известную пещерную систему:

"Будем счастливы увидеть болгарскую экспедицию летом 1973 года в нашей стране. Общество АРСИП рассмотрело ваши пожелания и считает возможным проведение вашей экспедиции в Пьер Сен Мартен" (Далее в тексте ПСМ, прим. перев.).


О пропасти ПСМ мы знали твердо одно - в результате последних открытий она сместила Гуфр Берже и заняла первое место в мире по глубине, имея денивеляцию 1171 метр. Вскоре мы получили бюллетень АРСИП с техническим описанием этой исключительной бездны, исследования которой продолжалось уже более 20 лет. Несмотря на это, пропасть и поныне скрывала неисчерпаемые возможности для новых открытий и исследовательской деятельности.


ПЬЕР СЕН МАРТЕН (история исследования)


Пропасть ПСМ находится на франко-итальянской границе в Атлантических Пиренеях недалеко от города По. Пропасть имеет три входа, один из которых прокопан искусственно.

Первый из входов находится в Испании на высоте 1717 метров над уровнем моря под вершиной д'Ани. Его открытие неразрывно связано с именем бельгийского физика профессора Макса Козинса. Попав в детстве с родителями на родину басков, он был поражен бесчисленными каньонами и таинственными безднами, которыми изобиловала область Горна Сул, и навсегда заболел спелеологией. В последствие Козинс организовал многочисленные спелеологические экспедиции, во время одной из которых в 1950 году французский спелеолог Жорж Лепиньо случайно обнаружил почти незаметное маленькое отверстие. В результате предпринятых им раскопок и расчистки оказалось, что это отверстие является началом удивительного 320-метрового колодца - самого большого в то время отвеса в мире. На следующий год с помощью специального снаряжения для спуска, сконструированного профессором Максом Козинсом, Лепиньо достиг дна этого колоссального колодца, получившего его имя, на дне которого открыл огромную подземную реку. Это событие послужило началом исследований ПСМ. Имя свое пропасть получила по имени пограничной области Пьер Сен мартен, на территории которой расположен вход в пропасть.


В 1952 году хорошо подготовленная группа, в состав которой входили известный французский спелеолог Норбер Кастере, вулканолог Гарун Тазиев и профессор Макс Козинс, продолжила изучение ПСМ. Сначала группа в 4 человека спустилась на глубину около -500 метров, установила подземный лагерь и начала подъем, чтобы уступить место штурмовикам, имевшим задачу продвигаться сколь возможно глубоко. Но во время подъема первой группы из-за неисправности устройства, с помощью которого осуществлялся спуск и подъем, - сломался болт крепления стального троса длиной 400 метров, французский спелеолог Марсель Лубенс стал жертвой страшного падения в колодец Лепиньо.

Сразу же вслед за несчастьем доктор Мерей предпринял с помощью наскоро исправленной лебедки спуск на дно, а трое других спелеологов закрепились на различной высоте по стене колодца (по книгам Норбера Кастере - пятеро лионских скаутов, перев.), чтобы помочь подъему носилок с пострадавшим. Однако все это стало излишним, так как Лубенс умер во время подготовки его к подъему из злополучного колодца.

Это трагическое событие привело к огромной популярности пропасти ПСМ. Следующая экспедиция, организованная в 1953 году, уже имела значительную материальную поддержку как различных организаций, так и французской армии. Несколько тонн снаряжения и продуктов было сброшено с самолетов на парашютах ко входу Лепиньо, что положило начало плодотворному сотрудничеству между авиацией и спелеологией, которое продолжается и поныне.

Новый штурм пропасти завершился открытием огромной подземной полости - зала Верна, размеры которого просто поразительны: длина 230, ширина 100 и высота 180 метров. На дне этого зла подземная река, падая оглушительным 60-метровым водопадом, исчезала между блоками каменных глыб. Это была самая низшая точка, до которой смогли добраться тогда исследователи. Предварительные исследования показали тогда глубину 737 метров.

Окрашивание воды флуоресцеином показало, что подземная река появляется на поверхности в 8 километрах от пропасти в долине Сент Анграс.


Эта река привлекла внимание французской компании по добыче электроэнергии - ЕДФ. В 1955 году был прокопан тоннель до зал Верна с целью каптирования вод подземно реки и спуска их с высоты 600-700 метров на турбины гидроэлектростанции у села Сент Анграс. Однако позднее этот проект осуществить не удалось, и тоннель, названный именем компании, остался в распоряжении спелеологов.

Тоннель ЕГФ сыграл решающую роль в последующих исследованиях ПСМ.

В связи с тем, что стало возможным легко и безопасно попадать в нижнюю часть пещеры, последовали многочисленные экспедиции, чьей целью было открытие продолжений ПСМ. Это удалось сделать Сан Мартину и еще двум испанским спелеологам. В результате исключительно трудного и опасного подъема по отвесной стене зала Верна на 80-метровую высоту им удалось попасть в начало большой галереи, названной Аразанди - по имени известного поэта и писателя басков. Это был древний путь подземной реки, о чем свидетельствовали отложения глины до 5 метров толщиной.

В конце галереи Аразанди испанская группа вошла в длинный неимоверно узкий диклазный ход, по дну которого текла небольшая подземная река.


Исследованием этого хода занялись английские спелеологи. Они преодолели неописуемые теснины 1300-метрового диклаза, который назвали Меандр Мартин. Здесь новая подземная река, вытекающая из встречной галереи, сливалась с рекой Меандра Мартин и с грохотом уходила в целый ряд колодцев общей глубиной 240 метров. На дне последнего из них - 40-метрового колодца Парман - река исчезала в непроходимой узости. Это была наинизшая точка, которой достигла исследовательская группа. Она на 269 метров была ниже зала Верна и на 1006 метров ниже входа Лепиньо.

Последний из входов ПСМ - Тет Соваж, был открыт французскими спелеологами. Этот вход расположен, как и тоннель ЕДФ, на французской территории на высоте 1882 метра над уровнем моря. Он был известен давно как пропасть Тет Соваж (Д-9). Экспедиция, исследовавшая ее, была остановлена на -145 метре непреодолимым завалом, и пропасть оставили.

Значительно позднее во время новой экспедиции спелеологи Спелеоклуба Париж заметили на противоположной стороне колодца на -50 метре небольшое отверстие. Проникнув в него, они спустились в целый ряд колодцев, наибольший из которых имеет 100-метровую глубину, и на -405 метре попали на подземную реку. Спускаясь по ее течению, приблизительно через километр они попали в знакомые галереи. Эти галереи уже были исследованы и находились примерно в 3 километрах вверх по течению от колодца Лепиньо. В сущности это была одна и т же река.

В результате открытия этой связи общая доступная прохождению денивеляция от входа Тет Соваж до дна колодца Парман достигла 1171 метр.

Так ПСМ стала глубочайшей пропастью мира, потеснив с первого места Гуфр Берже.




Система: Лоне Пейре - Пьер Сен Мартен - Арфидия


^ ОРГАНИЗАЦИЯ И ПОДГОТОВКА


Постепенно нами всецело завладело желание организовать экспедицию в ПСМ. Но хватит ли у нас сил, чтобы достигнуть "дна мира"? Многие мечтали об этом, но за всю 20-летнюю историю исследований ПСМ только двум группам - французской и английской удалось осуществить такое прохождение.

Мы преодолели уже границу -1000 метров, имели опыт прохождения Гуфр Берже летом 1969 года, но этого было явно недостаточно, чтобы померяться силами с такой трудной пещерой как ПСМ. Дело было, конечно, не в 49 метрах, ставивших ПСМ перед Гуфр Берже в ранге глубин. Эти огромные пропасти совершенно различны по конфигурации и сложности, и одно лишь сравнение цифр было недостаточным для их сравнения. Так, к примеру, один заоблачный пик может быть покорен любым туристом, а восхождение по гораздо более низкой, но отвесной стене может быть по силам только хорошо подготовленным и снаряженным альпинистам. Аналогично этому сравнение Гуфр Берже и ПСМ.

Мы знали, что решающую роль для успеха экспедиции имеют два фактора: отличная психологическая и физическая подготовка и соответствующее надежное снаряжение. И хотя первое условие было налицо, так как большинство участников имели значительный опыт работы в пещерах, однако второе поставило под вопрос подготовку и проведение экспедиции.

Из технического описания ПСМ, которое у нас было, явствовало, что для прохождения от Тет Соваж до дна колодца Парман требовалось 653 метра лестниц, 1266 метров специальных веревок, подходящее освещение, жумары, обыкновенные и шлямбурные крючья, пробойники, зажимы, рогатки, пруссики, блок-ролики, 4000 метров телефонного кабеля, лагерное снаряжение (палатки, спальные мешки, резиновые надувные матрацы) - список не имел конца. Многое из необходимого снаряжения у нас имелось, но было изрядно изношено и к использованию не годилось.

Так перед нами встала исключительно серьезная проблема - обеспечение новой экипировкой и снаряжением. От быстрого и успешного решения этой проблемы зависела судьба экспедиции. При этом мы располагали очень малым временем, а необходимо было еще учитывать специфические требования к снаряжению, предъявляемые ПСМ.


Самым трудным был вопрос изготовления 700 метров пещерных лестниц.

Это была поистине непосильная задача для нашего коллектива, мало что имевшего, кроме энтузиазма. Но совсем неожиданно Иван Паров, ответственный за подготовку материальной базы экспедиции нашел оригинальное решение этой проблемы. Разработанная им технология и приспособления для изготовления лестниц также как и самоотверженное отношение всех участников к подготовке экспедиции позволили совершить невозможное: за 24 дня были изготовлены 700 метров пещерных лестниц.

Кроме теоретических гарантий надежности лестниц и лабораторных испытаний, все лестницы были проверены на отвесах горы Лакатник. Этим мы старались исключить любую случайность, могущую повлиять на реализацию программы экспедиции. При испытаниях ни одна из лестниц не оказалась некачественной. Этот успех сыграл большую роль в подготовке экспедиции.


Постоянно обсуждался другой вопрос: какой вид освещения использовать? Освещение, используемое в пещерах, должно удовлетворять целому ряду требований, многие из которых весьма противоречивы. От него требуется давать хороший свет продолжительное время за одну зарядку и в то же время иметь малый объем и вес. Оно должно иметь простое устройство, быть нечувствительным к ударам и сдавливанию, не бояться влаги и воды.

После долгих споров и размышлений мы остановились на головном карбидном освещении, скомбинированном с электрическим. Оно было сконструировано на основе применявшейся в шахтном деле карбидной лампы, но с рядом существенных изменений. В отличие от шахтерской, бачок "карбидки" имел элипсоидную форму, на ней был установлен насос, при помощи которого обеспечивался нормальный режим и режим работы под давлением. Этим мы достигали усиления света в огромных галереях и залах ПСМ, а когда в этом не было необходимости, карбидка могла работать как обычная. Также был установлен предохранительный клапан, срабатывавший, если давление в бачке превышало допустимое. Герметичная упаковка батареи электрического освещения, также как и электрозажигалки для карбидки, должна была предохранить светильник от влияния воды. А в ПСМ мы точно будем часто мокрыми с ног до головы. Запасное освещение должно было обеспечивать свет в течение 20 часов после того, как основное по каким-либо причинам могло выйти из строя.


В то же время мы закупили 1280 метров альпийских веревок, новые лодки, лагерное оборудование, изготовили скальные крючья, ролики и остальное снаряжение, а также подготовили телефонный провод, телефоны и легководолазные костюмы типа "Садко", которые планировали использовать в холодных водах подземной реки ПСМ. Постепенно список необходимой материальной базы заполнялся. Все было многократно испробовано, упаковано и приготовлено.

Наряду с обеспечением необходимого снаряжения мы не забывали о необходимости постоянных тренировок для поддержания и повышения психологической и физической подготовки. Для этого была значительна активизирована исследовательская деятельность в спелеологических районах нашей страны. Из 1200 исследованных, картированных и описанных пещер и пропастей в картотеке Болгарской федерации пещерного дела (БФПД) 162 были на счету нашего клуба. Это само по себе являлось непрерывной и тяжелой тренировочной деятельностью. Кроме этого, была разработана специальная тренировочная программа с целью создания условий максимально приближенных к условия ПСМ. В нее входили спуски в самые большие и глубокие пещеры и пропасти страны, тренировочные подъемы в холодные водопады горы Бов, а также тренировки два раза в неделю на стадионе "Раковски" в Софии.

Вся эта деятельность имела целью подготовку и осуществление спуска до дна ПСМ. Но наша экспедиция, столько месяцев и с таким энтузиазмом подготавливаемая, имела и другую, не меньшую по своему значению, цель - проведение ряда научных исследований в ПСМ - деятельность, неотъемлемо присутствовавшая в работе многочисленных клубов разных стран, ежегодно работавших в такой огромной и интересной пещере.

Многим может показаться, что мы уделяли основное внимание спортивному прохождению ПСМ. В большой степени это так, потому что спортивная деятельность в спелеологии является неотъемлемым элементом исследований в таком таинственном и заманчивом и в то же время таком агрессивном и враждебном подземном мире. Только самые подготовленные спелеологи-спортсмены имеют возможность проникать глубоко в царство вечного мрака и совершать научные исследования в его трудных условиях.

Мы поддерживали оживленную переписку с АРСИП, узнавая из нее о проведенных исследованиях и научных проблемах, поставленных ПСМ перед своими исследователями. Это дало возможность разработать научную программу, утвержденную БФПД и с большим интересом встреченную АРСИП.

В процессе подготовки экспедиции, как элемент ее программы, - была поставлена задача съемки фильма о штурме ПСМ. Позднее было уточнено, что будут сняты два цветных фильма - один на 35-миллиметровую камеру Студии научно-популярных фильмов, другой - на 16-миллиметровую камеру для Болгарского телевидения. Были отпущены необходимые средства и определены операторы, способные принять участие в таком трудном деле. Они включились в активные тренировки и вскоре почувствовали себя полноправными участниками экспедиции.


Незаметно приблизился день, когда нам предстояло отправиться в далекий путь. Оставались 3000 километров и исключительно трудная и опасная подземная акция, исход которой должен был быть успешным. Но все ли мы предвидели, от чего этот успех зависел? Совсем скоро мы сможем дать ответ на этот и множество других вопросов, волнующих нас и наших болельщиков. А их оказалось много! Без их помощи и поддержки наша экспедиция была бы немыслима.


^ НА ПУТИ К ПЬЕР СЕН МАРТЕН


Синий автобус и грузовик на площади перед храмом-памятником Александра Невского в Софии. Только надписи на болгарском и французском языках отличали их от десятков таких же автобусов и грузовиков: "Болгарская экспедиция "Пьер Сен Мартен - 73". Таким был транспорт экспедиции, отправляющейся штурмовать ПСМ - глубочайшую пропасть мира.

Последние минуты перед отправлением. Шумная толпа провожающих.

Последние напутствия, напоминания о письмах, щелканье фотоаппаратов и треск кинокамер и, наконец, миг, когда мы машем руками из окон отходящего автобуса. Опускаемся в удобные кресла, приходя в себя от усталости и волнений. Мы еще слабо чувствуем, что наша экспедиция началась. Но каждый чувствует огромное облегчение от того, что все уже позади, а впереди нас ожидает ПСМ - наша мечта и такая желанная цель.

Наш путь лежит через Югославию, Италию и Монако. Этот путь нам знаком по лету 1969 года, когда тем же путем мы добирались до Гуфр Берже. Снова посещаем большую югославскую благоустроенную пещеру Постойна яма и продолжаем путь. Мы проезжаем города с многовековой историей, исключительными о своему значению историческими памятниками. Остается позади Венеция - "мечта, сотканная из воздуха, воды, земли и неба", как назвал ее Гете. Проезжаем Милан - промышленное и финансовое сердце Италии, Геную - ее величайший порт и второй в Средиземноморье вслед за французским Марселем, и еще десятки малых и больших городов.


У города Ментен пересекаем последнюю границу, отделяющую нас от ПСМ, и въезжаем во Францию. Вскоре после этого минуем Монако, небольшое государство на берегу Средиземного оря. И снова мелькают за окнами десятки и десятки поселений. Многие практически не отделены от последующих. Часто останавливаемся и бродим по улицам и площадям, поражающим нас величием и многообразием своих архитектурных памятников. Наслаждаемся искусством древних зодчих, сумевших создать незабываемые образцы строительного искусства. Но наша цель становится все ближе и приближается все быстрее.


Незабываемой останется волнующая встреча с всемирно известным французским спелеологом Норбером Кастере. Член нескольких академий и автор более 25 книг, переведенных на 50 языков, награжденный высокими почетными наградами за свою научную, спортивную и писательскую деятельность, он живет на берегах реки Гаронна в предгорьях Пиренеев.


Мы посетили его дом - красивый двухэтажный особняк, расположенный в северной части Сент Годен. Были и в обширном кабинете, превращенном в своеобразный музей спелеологии. Две стены кабинета представляют огромную библиотеку - богатейшая подборка книг по спелеологии, на двух других развешены бесчисленные фотографии, вымпелы, награды и реликвии. Мы увидели карбидные лампы и другие источники освещения, компасы и планшеты, образцы лестниц и веревок, различных приспособлений, иллюстрирующих развитие техники в области спелеологии с начала века и по наши дни. В этой обстановке 77-летний Норбер Кастере писал и совершенствовал книги, раскрывшие для многих удивительный подземный мир. Каждая из увиденных нами реликвий была связана с какой-нибудь из многочисленных исследовательских экспедиций, в которых участвовал спелеолог. С огромным интересом слушали мы рассказы о исследованиях ПСМ, системы Тромба, Гуфр Мартель, об открытии истоков Гаронны. Об открытии первых в мире статуй, созданных первобытным человеком и о многом другом.

Трогательным было прощание с ветераном спелеологии, отдавшим более 60 лет жизни исследованию подземного мира.


На второй день после этой встречи мы приехали в испанское селение Сент Анграс - конечный пункт нашей дороги к ПСМ. Секретарь АРСИП - Макс Козинс и технический координатор экспедиций АРСИП - Рубен Гемец уже нас ждали. Они очень любезно предложили выбрать место для нашего базового лагеря, а также уточнили сроки знакомства с районом и окрестностями ПСМ.


Проф. Макс Козинс и инженер Радуш Радушев:

согласование научной программы экспедиции


^ ПОДГОТОВКА К ШТУРМУ "ДНА МИРА"


Базовый лагерь экспедиции разбили на небольшой площадке на склоне холма. Непосредственно под нами виднелись крыши Сент Анграс - селения на краю света, как романтично называли его местные жители. И действительно, здесь кончаются все дороги, и только крутые извилистые тропы поднимаются дальше в скалистое сердце Пиренеев. Напротив, по другую сторону Сент Антрас пролегла заросшая широколиственным лесом долина. Где-то в ее верхней части находится тоннель ЕДФ - один из входов ПСМ. Правее от него видны скальные отвесы каньона Еюаре, а немного ниже - каньона Какуета. В нем в карстовом источнике Бентиа появляется на свет карстовая река ПСМ, проходя глубоко под каньоном Еюаре. Все это мы узнали из карты района, которую внимательно изучили в период подготовки.


Установили большую общую палатку, где могла собираться вся наша 23-членная группа. Построили кухню, медпункт, поставили палатки для хранения продуктов и снаряжения и еще десять палаток поменьше для жилья. Разгрузка автобуса и грузовика, последняя проверка и сортировка продуктов, снаряжения и медикаментов - представляли собой весьма нелегкую задачу, если учесть, что весь груз экспедиции превышал 5 тонн.

  1   2   3




Похожие:

Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский iconОдушевлённом пейзаже
Иван Иваныч, который пришёл, либо Иван Иваныч, который уже ушёл. Или Марья Петровна, это не суть важно. Важно то, что уловив разницу...
Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский iconРеферат Иван Грозный как защитник православия
Иван IV васильевич Грозный (25. 08. 1530-18. 03. 1584), Великий Князь с 1533, Русский Царь (1547) 5
Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский iconУрок 1 Сен тября Инструктаж по безопасному поведению на дорогах 10. 09. 15. 09. Кл час «я -школь ник»

Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский iconВосточные славяне в древности. Образование и развитие древнерусского государства
Объединение земель вокруг Москвы (XIII – XV вв.). Образование русского централизованного государства. Иван I. Дмитрий Донской. Иван...
Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский iconШмелёв Иван Сергеевич (1873 1950)
Иван Сергеевич Шмелёв родился и вырос в Москве, в Замоскворечье, в семье подрядчика по строительным работам. В доме сохранялись традиции...
Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский icon2. Эколого краеведческя работа
Экспедиция по сбору краеведческого материала в п. Мезиновский (семья Чиркуновых)
Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский iconИюль – макушка лета
По старому стилю 23-24 июня – Иван Купала (6 июля по новому стилю) Аграфена- купальница, 7 июля – Иван Купала, через несколько дней...
Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский iconИюль – макушка лета
По старому стилю 23-24 июня – Иван Купала (6 июля по новому стилю) Аграфена купальница, 7 июля – Иван Купала, через несколько дней...
Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский iconТема: История становления и развития социологии
И если одни противопоставляли рационализму старые религиозные верования и богословские воззрения, то другие, и, в частности, А. Сен-Симон...
Экспедиция гуфр берже-69 и пьер-сен-мартен-73 иван рашков антоний ханджийский icon03. 04. 2004 о словах разнообразных, одинаковых и разных
Объявляется экспедиция в страну лингва. Цель экспедиции – «лингвистические (знаковые)» раскопки в районе города Уснувших слов
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib.podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов