Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога icon

Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога



НазваниеРусские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога
страница1/2
Сорокина Елена Николаевна
Дата конвертации14.09.2012
Размер461.64 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2

На правах рукописи




Сорокина Елена Николаевна


РУССКИЕ ГЛАГОЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
С ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ПОЗИЦИЕЙ ИМЕНИ
В ФОРМЕ РОДИТЕЛЬНОГО ПАДЕЖА БЕЗ ПРЕДЛОГА



Специальность 10.02.01 – русский язык

(филологические науки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Новосибирск – 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Новосибирский государственный университет».


Научный руководитель доктор филологических наук

^ Кошкарева Наталья Борисовна


Официальные оппоненты доктор филологических наук

Матханова Ирина Петровна


кандидат филологических наук

Телякова Вера Михайловна


Ведущая организация ГОУ ВПО «Дальневосточный государственный университет»


Защита состоится 24 марта 2009 г. в 13.30 на заседании диссертационного совета Д 212.172.03 по присуждению ученой степени доктора филологических наук при ГОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет» по адресу: 630126, г. Новосибирск, ул. Вилюйская, 28.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Новосибирского государственного педагогического университета».


Автореферат разослан «__» февраля 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук Е. Ю. Булыгина

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Реферируемая диссертация посвящена комплексному многоаспектному изучению русских глагольных предложений с обязательной позицией имени в форме родительного падежа (Род. п.) без предлога. Данные предложения строятся по структурной схеме N1 VN2, в которой N1 символизирует имя существительное в именительном падеже (Им. п.), N2 – имя существительное в Род. п., Vf – глагол в личной форме, например: Зойка нашила халатов и сарафанов [и убивает все Пушкино нарядами] (В. Катанян. Лоскутное одеяло); Все ждали марта с нетерпением, [но никто не ждал так, как я] (Б. Окуджава. Искусство кройки и житья).

Предложения с глаголами, управляющими именем в Род. п.
в функции прямого дополнения вне условий отрицания, еще не были предметом самостоятельного рассмотрения, в том числе и в структурно-семантическом аспекте, несмотря на то, что исследованию Род. п. как члена падежной парадигмы посвящено немало работ (А. И. Томсон [1908 (2006)], В. А. Бого­родицкий [1912 (1935)], А. М. Пешковский [1956], Р. О. Якобсон [1936 (1985)], А. А. Шахматов [1941], Т. П. Ломтев [1956], В. В. Виноградов [1972], Е. В. Клобуков [1986], М. А. Шелякин [1990], А. М. Лаврентьев [2001], П. В. Гращенков [2006], В. Б. Крысько [2006], Б. А. Успенский [2006] и мн. др.).

Актуальность исследования определяется подходом к описываемым предложениям одновременно как к единицам языка и единицам речи: в нем сочетается принцип моделирования структуры и семантики элементарных простых предложений (ЭПП) с функционально-прагматическим подходом. Моделирование формальной и смысловой структуры предложения как метод исследования языковых единиц синтаксического уровня отражает общую тенденцию к систематизации и формализации описания лингвистических объектов, присущую разным областям современного языкознания.

Данный диссертационный проект выполнен в русле исследований ЭПП и репрезентирующих их моделей в языках разных систем, которые проводятся в Секторе языков народов Сибири Института филологии СО РАН (г. Новосибирск) под руководством д.ф.н., проф. М. И. Черемисиной и на Кафедре общего и русского языкознания Новосибирского государственного университета под руководством д.ф.н., доц. Н. Б. Кошкаревой, и продолжает серию работ, посвященных описанию отдельных фрагментов синтаксической системы русского языка в едином теоретическом ключе – одноактантных моделей ЭПП с непереходными глаголами со структурной схемой N1 Vf [Кулятина 2006]; ЭПП пространственной семантики с локативным компонентом в форме Вин. п. без предлога со структурной схемой N1 Vf N4 [Болотина 2006]; элементарных и неэлементарных простых предложений (неЭПП) со структурной схемой N1 Vf N4 N3 [Кузнецова 2006], а также предложений с обязательной позицией имени в форме предложного падежа со структурными схемами N1 Vf prep N6 и N1 Vf N4 prep N6 [Сокорова 2006]. Таким образом, реферируемая работа заполняет определенную лакуну в общей системе типов простых предложений с обязательной позицией имени в форме того или иного падежа.

Актуальность работы поддерживается также и тем, что апробация исходных гипотез была проведена на материале Национального корпуса русского языка (www.ruscorpora.ru), что вводит полученные результаты в контекст современных исследований, связанных с корпусной лингвистикой.

Цель работы – системное описание русских глагольных предложений с обязательной позицией имени в Род. п. без предлога на фоне других глагольных предложений, а также выявление особенности их функционирования в речи.

В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

1) представить результаты теоретического осмысления системы значений приглагольного беспредложного Род. п.;

2) выделить круг глаголов, облигаторно управляющих Род. п. без предлога, определить их принадлежность к лексико-семантическим группам, лексико-грамматическим классам (способам глагольного действия);

3) выявить набор глагольных ЭПП с обязательной позицией имени в форме Род. п., определить их типовую семантику, установить соотношение предикатов с типом пропозиции, дать формализованную запись структуры;

4) определить условия и границы варьирования ЭПП с Род. п. и ЭПП с Вин. п., объяснить закономерности их взаимодействия в синтаксической парадигме;

5) установить круг неЭПП, описать их типовую семантику, установить соответствия с каноническими структурами и определить механизмы компрессии при образовании асимметричных структур, каковыми являются неЭПП с Род. п. по отношению к их синтаксическом прототипам;

6) определить сферу употребления данных синтаксических структур.

Объектом данного исследования являются ЭПП и неЭПП c переходными глаголами, управляющими именем существительным или его субститутом в форме Род. п.

^ Предмет работы – структурно-семантические свойства предложений со структурной схемой N1 VN2 на фоне сравнения с функционально омонимичными синтаксическими конструкциями.

Материалом исследования послужила картотека предложений с переходными глаголами, управляющими родительным падежом вне условий отрицания, которая составляет более 9000 примеров. Данная картотека предварялась работой со списком предикатов (500 единиц), выделенных по специализированным справочникам и толковым словарям. Источником материала послужили тексты русской художественной литературы XIX–XXI вв. Достоверность результатов исследования обеспечивается обращением к ресурсам Национального корпуса русского языка, в котором осуществлялся лексический (по глаголу) и грамматический (по сочетанию глагола с падежной формой) поиск.

^ Общее направление анализа материала и методы его исследования. Исследование проводилось от формы к содержанию, от выделения предложений, структура которых задана схемой N1 VN2, к описанию их семантики и функционированию в речи.

Основным методом является метод моделирования структуры и семантики предложения, позволяющий представить множество фраз (речевых реализаций предложений как языковых единиц) в виде абстрактного образца, объединяющего структурные и семантические свойства данного множества, включающие обязательные и факультативные актантные и сирконстантные позиции. Помимо общих методов первичного лингвистического наблюдения, интерпретации и описания, мы использовали статистический метод и методику сопоставления изосемических и неизосемических конструкций на основе трансформации.

^ Теоретической и методологической базой работы послужили труды отечественных и зарубежных лингвистов по структурному, семантическому и функциональному синтаксису: Ш. Балли [1950 (2001)], Л. Теньера [1959], Т. П. Ломтева [1956, 1969, 1976, 1979], Н. Ю. Шведовой [1966, 1969, 1973], В. В. Богданова [1977], Н. Д. Арутюновой [1980, 1988, 1999], Т. А. Колосовой [1980, 1986, 1998], В. А. Белошапковой [1981], Ю. В. Фоменко [1982], Т. В. Шмелевой [1983, 1988], М. И. Черемисиной [1989, 1995, 1996, 2003], Г. А. Золотовой [1998, 2005, 2006], М. В. Всеволодовой [2000], Е. В. Падучевой [1997, 2005, 2006, 2008], Л. Г. Бабенко [2002], А. Мустайоки [2006], Т. В. Белошапковой [2007] и др. Кроме того, для выработки принципов описания синтаксических генитивных конструкций привлекались теоретические и практические результаты исследований, выполненных в рамках теории функциональной грамматики (Теория функциональной грамматики [2003], В. Гладров [1992]), аспектологии (Ю. С. Маслов [1965, 1984], М. А. Шелякин [1983, 1987, 2008], Анна А. Зализняк, А. Д. Шмелев [2000]) и лексической семантики (Ю. Д. Апресян [1965, 1967, 1995, 1997], Н. С. Авилова [1976], А. Т. Кильдибекова [1985], Анна А. Зализняк [2006] и др.).

В соответствии с целью данного исследования и его задачами на защиту выносятся следующие положения:

1. Структурная схема N1 Vf N2 служит планом выражения элементарных и неэлементарных простых предложений.

2. Модели ЭПП с обязательной позицией имени в форме Род. п. при переходных глаголах вторичны в синтаксической парадигме, так как являются результатом варьирования моделей предложений с Вин. п. по категории аспектуальности, которые представляют собой первичные, изосемические структуры. Выделяются 6 типов ЭПП со следующими значениями: 1) перемещения материального объекта в физической сфере; 2) передачи материального объекта; 3) приобретения; 4) физического воздействия на объект; 5) каузации существования; 6) восприятия. Главную роль в организации таких предложений играют предикаты, являющиеся дериватами переходных глаголов.

3. Системное значение некоторых производящих акциональных глаголов, выступающих в качестве предикатов в изосемических предложениях с Вин. п., в неизосемических модифицируется: ср. акциональное значение чесать шерсть ‘очищать, разравнивать’ и значение перемещения начесать шерсть / шерсти с козы.

4. Варьирование в ЭПП носит системный характер и проявляется на всех уровнях организации таких предложений: 1) в падежном оформлении именного компонента N2/4 в ЭПП, которое обусловлено категорией определенности / неопределенности (при маркировании меры количества); 2) в значении самого производного предиката, обусловленном семантикой конкретного способа глагольного действия (многократность, повторяемость, интенсивность производимого действия); 3) в предикатном окружении (облигаторность / факультативность актантов и сирконстантов).

5. Основной сферой функционирования ЭПП с глаголами кумулятивного (наболтать, надарить, наделать, наворовать) и сативного (нализаться, нанюхаться) способов глагольного действия (СГД) является их употребление в художественных текстах, а не в устной речи, несмотря на то, что все они принадлежат к пласту разговорно-окрашенной лексики.

6. НеЭПП с глаголами, управляющими Род. п., представляют собой асимметричные монопредикативные полипропозитивные структуры, в которых предикаты являются показателями модуса, а актанты – результатом свертывания диктумного содержания (логических и событийных пропозиций). В синтаксической парадигме им соответствуют изосемические конструкции – сложноподчиненные предложения (изъяснительные и местоименно-соотносительные).

7. В неЭПП варьирование Род. п. и Вин. п. связано с выражением категории определенности / неопределенности или одушевленности / неодушев­ленности, а также с общей соотнесенностью значений в истории падежных отношений генитива и аккузатива.

^ Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые осуществлен комплексный подход к изучению и описанию структуры и семантики предложений с обязательной позицией имени в форме Род. п. при переходных глаголах. В исследовании представлен комплексный анализ разноуровневых языковых средств выражения аспектуальных отношений в рамках исследуемого типа ЭПП. Выработаны критерии разграничения ЭПП и неЭПП как синтаксических омонимов, имеющих общий план выражения, но различающихся по признаку моно- или полипропозитивности, по семантике предиката и особенностям заполнения окружающих его позиций.

^ Теоретическая значимость работы заключается в расширении традиционных представлений о категории переходности, которая трактуется как управление аккузативом и генитивом в двух частных значениях (партитивный и «принегативный»). В работе показано, что прямой объект может выражаться Род. п. беспредложным, а круг переходных глаголов значительно расширяется за счет единиц, выражающих аспектуальную семантику (около 450) и представляющих собой результаты модификационной деривации – с изменением способа глагольного действия.

Род. п. включается нами в круг частотных лексико-морфологических средств свертывания пропозиций, результатом которого являются асимметричные синтаксические структуры.

Материалы и результаты нашего исследования способствуют развитию теории синтаксического моделирования, разработке понятия парадигмы предложения и пределах его возможного варьирования, уточнению системы моделей ЭПП современного русского языка и их дифференциальных признаков как внутри системы (по отношению к другим типам ЭПП), так и за ее пределами (на фоне неЭПП).

^ Практическая значимость. В работе расширяется представление о способах выражения прямого дополнения за счет отнесения к этому классу случаев выражения объекта именами в форме Род. п. при глаголах определенной аспектуальной семантики. Это наблюдение может быть использовано в практике преподавания синтаксиса простого предложения.

Дополнительный список глагольных предикатов с облигаторной генитивной валентностью, не отмеченных в справочниках по глагольному управлению, может быть использован при уточнении данных в словарях-справочниках подобного типа.

На основе наблюдений, сделанных в работе, можно уточнить круг средств выражения модусных значений (в частности, с помощью предикатов заслуживать и стоить, слушаться и ослушаться) и собственно круг модусных значений, традиционно выделяемый в рамках семантического синтаксиса. Проведенное в работе описание семантики модусных предикатов может послужить основанием для создания более точных «лексикографических портретов» данных лексем.

Обобщенные из разных источников сведения об условиях варьирования Род. п. и Вин. п. (стилистических, прагматических, грамматических), которое чаще всего связывается со стилистическими аспектами их употребления, можно использовать в практике преподавания стилистики и культуры речи, а также русского языка как иностранного.

Результаты статистического исследования функционирования глаголов кумулятивного и сативного СГД и некоторых групп модусных глаголов могут войти в частотные словари и послужить основой для сопоставления аналогичных явлений применительно к другим группам глаголов.

^ Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования в виде докладов обсуждались:

1) на XLIV Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирск, НГУ, апрель 2006 г., секция «Языкознание»);

2) конференции молодых ученых (Новосибирск, Институт филологии, массовой информации и психологии НГПУ, апрель 2006 г.);

3) на XLV Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирск, НГУ, апрель 2007 г., секция «Языкознание»);

4) на конференции «Филологические чтения – 2007: Семантические и прагматические аспекты высказывания и текста» (Новосибирск, Институт филологии, массовой информации и психологии НГПУ, апрель 2007 г.);

5) на конференции «Языки народов Сибири и сопредельных регионов» (Новосибирск, Институт филологии СО РАН, октябрь 2008 г.);

6) на аспирантских семинарах (2005–2008 гг.) и заседаниях кафедры общего и русского языкознания НГУ (2005, 2007, 2008 гг.).

Материал и результаты исследования отражены в шести публикациях, две из которых опубликованы в серии «История, филология» журнала «Вестник Новосибирского государственного университета», одна – в научном издании «Сибирский филологический журнал», рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ для публикации статей соискателей ученой степени доктора и кандидата филологических наук.

^ Структура работы. Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения, библиографического списка (212 наименований) и четырех приложений.

Глава 1 состоит из двух частей. Первая часть посвящена проблемам описания структуры и семантики предложения. Во второй части изложены основные сведения о приглагольном словоупотреблении Род. п.

В Главе 2 представлено системное описание ЭПП со структурной схемой N1 VN2.

В Главе 3 содержится функциональный анализ неЭПП с обязательной позицией имени в форме Род. п.

Приложение 1 содержит алфавитный список глаголов, допускающих / не допускающих варьирование форм Род. / Вин. п. Приложение 2 включает алфавитные списки глаголов, выступающих в качестве предикатов элементарных и неэлементарных предложений. В Приложении 3 представлены статистические данные по функционированию глаголов кумулятивного и сативного СГД на материале текстов НКРЯ. В Приложении 4 содержится список условных обозначений и сокращений.

^ ОСНОВНОЕ содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается объект, предмет, цели, задачи исследования и методы их решения, описывается методика исследования, определяется новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

В ^ Главе I «Принципы моделирования структуры и семантики предложения» изложены теоретические основы исследования, представлен обзор работ, отражающих различные подходы к описанию структуры и семантики предложения, определяется понятийно-терминологический аппарат исследования.

Моделирование системы языка как способ представления его элементов видится весьма перспективным в силу специфики самого объекта изучения – основных единиц языкового уровня. В частности, актуальными в этом отношении являются исследования, связанные с выявлением основной единицы синтаксиса методом моделирования. «Моделирование – это способ, позволяющий нам увидеть и осознать скрытую от прямого наблюдения сущность такого сложного объекта, каким является предложение как языковая единица» [Черемисина, Озонова 2005: 41].

Основы понимания структурной схемы, в соответствии с которыми развивались идеи моделирования, заложены в трудах Т. П. Ломтева: с одной стороны, за основание структуры предложения принимается субъектно-предикатное построение, которое имеет концентр подлежащего и концентр сказуемого, с другой – семантика предложения. Это позволяет представить его как систему с отношениями, в которой учитываются не только главные члены, но и «все слова, без которых предложения нет» [Ломтев 1969]. В соответствии с этими направлениями в дальнейшем развивается теория модельного описания предложений.

В работе рассматривается несколько подходов к описанию предложения как единицы языка и обосновывается выбор метода моделирования в качестве основного в рамках данного исследования:

1) формально-грамматический, представленный в работах Н. Ю. Шведовой [1966, 1969, 1973];

2) структурно-номинативный, отраженный в исследованиях В. А. Белошапковой [1981];

3) валентностный, представленный чешскими лингвистами в «Русской грамматике» 1979 г., в работах Ю. Д. Апресяна [1965, 1967] и др.;

4) семантический, реализованный в трудах Г. А. Золотовой [1998, 2005, 2006], Л. Г. Бабенко [2002];

5) функциональный, представленный в работах А. Мустайоки [2006];

6) структурно-семантический, разрабатываемый исследователями новосибирской синтаксической школы, возглавляемой М. И. Черемисиной [1989, 1995, 1996, 2003], а также М. И. Всеволодовой [2000] и др.

В аспекте моделирования содержательной и формальной стороны предложения с опорой на работы специалистов в этой области в диссертации определяются основные термины и понятия: изосемическая конструкция (Г. А. Золотова), пропозиция (Н. Д. Арутюнова, В. А. Белошапкова, Т. В. Шмелева), типология предикатов (Т. В. Булыгина, Г. А. Золотова, Л. М. Васильев, М. В. Всеволодова и др.), актанты и сирконстанты (Л. Теньер, А. Мустайоки, Т. А. Колосова и М. И. Черемисина, В. А. Плунгян и Е. В. Рахилина, М. В. Всеволодова и др.), рассматриваются узкий (Н. Ю. Шведова) и широкий (Т. П. Ломтев, В. А. Белошапкова и Т. В. Шмелева, Т. В. Белошапкова, М. И. Черемисина) подходы к понятию парадигмы предложения. Специальный раздел посвящен аспектуальной парадигме предложения (Т. В. Белошапкова) и способам выражения категории аспектуальности в русском языке (Ю. С. Маслов, А. В. Бондарко, М. А. Шелякин, «Русская глагольная лексика…»).

Метод моделирования дает возможность за пестрым, поистине бесконечным множеством «речевых» предложений увидеть небольшое число минимальных «образцов», к которым это разнообразие и нужно свести, чтобы понять их подлинную природу [Черемисина 1996: 46]. Для «овеществления» такого образца было введено понятие элементарного простого предложения. Вслед за М. И. Черемисиной, элементарным мы называем такое простое предложение, ни один из компонентов которого не может быть развернут в самостоятельную предикативную единицу.

Модель представляет собой способ репрезентации ЭПП как единицы языка, в которой в виде структурной схемы фиксируется его план выражения, а план содержания соотносится с типовой ситуацией.

Простое предложение, выражающее модус-диктумные отношения, также обладает планом выражения (структурная схема) и неэлементарным планом содержания, в котором заключено две (или более) пропозиции, одна из которых – событийная – описывает положение дел в действительности, другая – модусная – отражает интерпретацию диктумной пропозиции говорящим.

В разделе «Родительный падеж: семантика, грамматика, прагматика» представлен обзор теоретических работ, которые с разной степенью полноты освещают различные аспекты бытования генитива: опыт семантического описания Род. п. в древнерусском [Ломтев 1956] и русском языке [Якобсон 1936 (1985); Шахматов 1941; Пешковский 1956 (2001); Клобуков 1986; Виноградов 1972; Шелякин 1990; Ворт 2006], в том числе исследование грамматической категории партитивности, объединяющей имя и глагол в отношении способов выражения семантики части и целого [Успенский 2004]; опыт описания синтаксиса Род. п. в русском языке [Богородицкий 1939] и синтаксических единиц с формами Род. п. [Золотова 1988, 2001]; опыт общего и частного типологического описания [Лаврентьев 2001: 166–170; Гращенков 2006]; исследование истории возникновения и отношений аккузатива и генитива в праславянском [Томсон 2006 (1908)], древнерусском и русском языках [Крысько 2006]; изучение нормативного аспекта их варьирования, включая частные случаи [Горбачевич 1967, 1968, 1976; Ицкович 1984; Микаэлян 1997]; исследование условий функционирования форм Род. и Вин. п. в позиции прямого объекта [Буторин 1953, 1976; Потапова, Русинова 1991], в том числе в связи с выражением категорий одушевленности / неодушевленности [Томсон 1908 (2006)], определенности / неопределенности [Гладров 1992: 232–258; Молошная 2004]; исследование условий функционирования генитива при отрицании [Restan 1960; Дерибас 1956; Кулагин 1959; Дончева 1964; Коссек 1973; Klenin 1978; Babby 1980; 2000; Corbett 1986; Timberlake 1986; Падучева 1997; 2006; Борщев, Парти 2002; Бэрман и др. 2007; Объектный генитив при отрицании в русском языке 2008].

Как показал обзор литературы, вопросы функционирования Род. п. в синтаксических конструкциях освещены в отечественной лингвистической литературе в меньшей степени. Наиболее подробно они представлены в «Синтаксическом словаре» Г. А. Золотовой [2001], где приводится системный анализ синтаксических единиц (синтаксем), включающих, наряду с другими падежными конструкциями, глагольные конструкции с Род. п. Автор квалифицирует их как синтаксемы связанного и обусловленного типа. Так, в основном описании значений генитива Род. п. меры соответствия (при глаголах заслуживать и стоить) и Род. п. каузативного (при лексически ограниченных группах глаголов: достигательных – достичь, добиваться, искать, требовать, просить, ожидать, хотеть, желать, жаждать и отложительных – бояться, страшиться, пугаться, остерегаться, избегать, стесняться, стыдиться, чуждаться, называющих эмоционально-модальное отношение к действию, состоянию, присутствию, выраженному каузатором [Золотова 2001: 34]) попадают в группу обусловленных синтаксем, в то же время во Введении они рассматриваются как связанные.

Как отмечает Г. А. Золотова, при классификации этого ряда синтаксем возникают определенного рода трудности, «пока не преодоленные словарем»: «Статус связанных синтаксем определяется по признаку единственной позиции при глаголах релятивного, нуждающегося в восполнении значения (либо также при соответствующих производных именах), сочетающихся с объектным именем предмета, на который направлено (переходит) действие» (разрядка наша. – Е. С.)» [Там же: 15]. Между тем как во многих глагольных сочетаниях, привычно квалифицируемых как глагольные словосочетания с «сильноуправляемым» именем, необходимо распространяющим оказывается не предметное, а отвлеченное имя существительное (ждать признания, жаждать свободы, чуждаться суеты, требовать благодарности). К объектным их можно отнести, только механически подводя под вопросы косвенных падежей. Но отношения между действием и действием (состоянием, качеством) не могут быть объектными, на что указывал еще Л. В. Щерба, они всегда связаны с каузативно-модальными значениями, следовательно, заключают в себе элемент полупредикативности. «Этот конфликт между единственностью, необходимостью приглагольной позиции и большей сложностью семантико-синтаксической структуры сочетания в «Словаре» решается не всегда последовательно, с некоторой уступкой традиционному представлению о словосочетаниях. Полипредикативные конструкции – то звено в синтаксисе предложения, которое ждет дальнейших разработок и уточнений» [Там же: 15]. Явления, описанные в «Синтаксическом словаре», находят подтверждение и в нашей работе.

Рассматривая семантические классы многоместных глаголов в русском языке, Ю. В. Фоменко сделал важные выводы по поводу закономерностей использования зависимых падежных форм при тех или иных глаголах. Так, Род. п. используется при глаголах 14 классов (моделей), а совокупное число переходных глаголов, управляющих формой Род. п. с предлогом и без предлога, в русском языке составляет 1134 единицы [Фоменко 1984: 41–68]. Однако в описание не включались двухместные и трехместные глаголы, облигаторно управляющие именем существительным в Род. п. в позиции прямого объекта действия, такие как бояться (кого? чего?), избегать (кого? чего?), слушаться (кого? чего?), касаться (кого? чего? + чем?) и др. Их функционирование рассматривается в реферируемой диссертации.

Работы ряда зарубежных (G. Corbett, A. Timberlake, B. Partee, L. Babby) и отечественных (А. А. Зализняк, Е. В. Падучева и др.) исследователей (см. также коллективную монографию «Объектный генитив при отрицании») посвящены изучению функционирования русского Род. п. «принегативного». Интенсиональные глаголы обнаруживают частичное сходство с конъюнктивом в СПП с придаточными дополнительными в плане выражаемой семантики и условий употребления: генитив может косвенно указывать на понижение специфичности или референтности; он также часто имплицирует несуществование в данном месте или отсутствие в поле зрения говорящего. Этот аспект функционирования генитива с глаголами дифференцированной семантики, несомненно, заслуживает детального анализа, однако в нашей работе не рассматривается.

Представленные в работе типы падежных значений были определены с опорой на результаты исследований таких авторов, как А. М. Пешковский, Р. О. Якобсон, В. В. Виноградов, Г. А. Золотова, Д. Э. Розенталь, М. А. Шелякин, В. Б. Крысько. Среди основных значений выделяются следующие: 1) объектное (количественное, разделительное, неполного объективирования); 2) отчуждения (удаления, лишения, отложительное); 3) цели (желания, ожидания, локального достижения); 4) соответствия (цены). Указанные падежные значения генитива были выявлены и историками языка. Однако следует отметить, что изначальная система падежных значений претерпела некоторые изменения: 1) расширился круг глаголов, репрезентирующих отложительное значение, за счет глаголов эмотивный семантики; 2) вышли из зоны семантического ядра глаголы со значением направленного чувственного восприятия; 3) глаголы со значением неполного объективирования, напротив, сохранили свою позицию в семантическом центре; 4) прочие глаголы, несущие изначально периферийные значения падежа, вышли из употребления либо сменили тип управления.

Один из разделов работы посвящен падежному варьированию Вин. / Род. п. при переходных глаголах в русском языке, которое, по мнению авторов «Русской грамматики» [1980], занимает центральное место в варьировании беспредложных падежей: оно обусловлено семантикой и видом глагола и связано с лексико-грамматическим разрядом имени. Так, при глаголах желания (хотеть пряник и пряника, конфетку и конфетки) для отвлеченных существительных предпочитается Род. п. (хотеть, желать славы), но возможен и Вин. п. (разг.: Я не хочу судьбу иную).

Другие исследователи связывают варьирование в падежном оформлении прямого объекта с категорией определенности / неопределенности. В русском языке нет артикля как специального средства выражения этой категории, однако целый ряд грамматических средств так или иначе указывает на определенность или неопределенность предмета (местоимения различных разрядов, порядок слов, интонация и др.). Ряд исследователей объясняют процесс вытеснения Родительного падежа Винительным в сочетаниях с глаголами жду (свой) поезд / поезда, ищу (свое, одно) место / места и некоторых других возможностью такой дифференциации [Пешковский 1956; Граудина, Ицкович 1976; Ицкович 1982; Гладров 1992; Лаврентьев 2001; Молошная 2004; Томмола 2006; Крылов 2007; «Объектный генитив при отрицании в русском языке» (Борщев и др.) 2008].

Во второй главе «Элементарные простые предложения со структурной схемой N1 Vf N2» рассматриваются основные типы ЭПП с Род. п. в роли прямого дополнения.

По нашим наблюдениям, в таких предложениях беспредложным Род. п. способны управлять около 440 глаголов. Их синтаксическое поведение обусловлено семантической и грамматической однородностью: 79,2 % глаголов представляют собой словообразовательные дериваты с ярко выраженной категорией «способ глагольного действия», большинство из них составляют результативные (72,3%).

Семантическое единство этих предикатов не столь очевидно, но определенные закономерности выявляются и здесь. Как отмечают авторы монографии «Русская глагольная лексика: пересекаемость парадигм», ЛСГ глаголов «приготовления пищи впрок», относящейся к подполю глаголов «созидательной деятельности», состоит из 50 лексем, три четверти которых относится к кумулятивному СГД. Более 90% ЛСГ глаголов «получения объекта в определенном количестве» также относятся к кумулятивному СГД: набрать, нагрести, надергать, надрать, нарвать, натаять, натопить и под. Однако эти глаголы репрезентируют разные типовые ситуации: набрать – ситуацию приобщения, приобретения; нагрести, надергать, надрать, нарвать – ситуацию перемещения объекта; натаять, натопить – ситуацию физического воздействия на объект.

ЭПП с Род. п. беспредложным, построенные по структурной схеме N1 Vf N2, представлены разными семантическими типами – перемещения; приобретения и передачи объекта; физического воздействия на объект; физического восприятия объекта однонаправленного движения; ориентированного относительно конечного пункта; прикосновения; контролируемого / неконтролируемого действия; соответствия. Охарактеризуем некоторые из них.

1) Перемещение: Насыпал в бутыль вишен, много-много сахару и стал ждать (Л. Гурченко. Аплодисменты). Типовое значение: ‘субъект осуществляет действие, направленное на изменение расположения объекта в пространстве’. Предикаты – глаголы ЛСГ каузации перемещения и локализации объекта (навезтинавозить, навестинаводить, нагнатьнагонять, накатитьнакатать, нанестинаносить, натащитьнатаскать, долить, набрызгать, натыкать, начерпать, отсыпать, подсеять, надуть, накорчевать, намести, натрясти, начесать, нацедить и др.).

Планом выражения является обобщенная структурная схема N1Ag VfDisloc N2Obj LexInstrLexDir-S LexDir-F: Мальчики натаскали ведрами воды из озера в железный бак. Семантические роли: VfDisloc – предикат – глагол со значением перемещения; N1Agагенс, субъект, совершающий перемещение; N2Objобъектив – объект; LexDir-S – лексема со значением директива-старта (аблатив) – точка, откуда начинается перемещение; LexDir-F – лексема со значением директива-финиша (латив) – точка, к которой направлено перемещение; LexInstr – лексема со значением инструмента – предмета, использование которого способствует перемещению.

Модель перемещения представлена тремя структурно-семантическими вариантами, основанием для разграничения которых служат семантические роли компонентов и облигаторная позиция сирконстантов:

− «извлечение объекта из некоторого локума»: ^ Аскольд тем временем надрал газет со щита, [завернул мне в пиджак] (Г. Владимов. Три минуты молчания) – обязательная позиция директива-старта;

− «помещение объекта в некоторый локум (каузация местонахождения)»: ^ На паркет настелили плах, [обстругали их – и все, даже не покрасили] (В. Шукшин. Мастер) – обязательная позиция директива-финиша;

− «перемещение объекта из исходной точки в конечную»: ^ Она быстренько привычно накапала (из флакончика) в рюмочку лекарства, плеснула (в нее) воды (Б. Окуджава. Упраздненный театр) – наличие или потенциальная возможность употребления директива-старта и директива-финиша.

2) ^ Приобретение объекта: [И оборудовал её (комнату), как студию:] накупил кистей, красок, подрамников и холстов (В. Левашов. Заговор патриота). Типовое значение: ‘субъект (агенс) совершает действие, направленное на получение в собственность материального объекта’. Предикаты – глаголы ЛСГ приобретения, приобщения [Васильев 2000]: накупить, наменять, нахватать, наворовать, подзаработать и др.

План выражения – структурная схема N1Ag VfAct N2Obj LexLoc LexBen: В кондитерском магазине она накупила детям сладостей. Семантические роли: VfAct – предикат – глагол со значением приобретения / приобщения; N1Agагенс; N2Objобъектив; Loc – локатив; Ben – бенефициант.

Прототипическими по отношению к данному типу являются предложения, описывающие ситуацию перемещения объекта в социальной и физической сферах, поэтому позиция локализатора в их структуре является обязательной. В ряде случае она замещается обозначением лица, у которого приобретается объект.

Модель со значением приобретения представлена четырьмя структурно-семантическими вариантами, основанием для разграничения которых служат семантический тип предиката, состав актантов и сирконстантов:

– ‘получение в собственность за определенную плату’: [Вот тебе:] ты накупи, брат, себе леденцов (А. Белый. На рубеже двух столетий);

– ‘получение в собственность незаконным путем’: ^ Однажды в госпитале мы наворовали феназипама (С. Алексиевич. Цинковые мальчики);

– ‘получение во временное распоряжение’: [Долго не раздумывала,] денег назанимала у соседей [и махнула] (Е. Долгопят. Правитель мира);

– ‘получение в собственность материального объекта в обмен на другой объект’: <…> покойная Дашина мама, [происхождением из судомоек,] наменяла в войну много разного барахла на обкомовские пайковые излишки (Е. Козловский. Шанель).

3) ^ Передача объекта: Потом она ей тайком надавала французских романов, стихов, поэм (А. Герцен. Былое и думы). Типовое значение: ‘субъект (агенс) совершает передачу материального / идеального объекта другому лицу’. Предикаты – глаголы передачи и адресованной речевой деятельности [Васильев 2000]: надавать, наболтать и под. План выражения – структурная схема N1Don-r VfTrsf N2Don-v N3Rec: В день рождения однокурсники надарили Маше конфет и цветов. Семантические роли соответствуют типу предиката. Прототипическими являются предложения, описывающие ситуацию перемещения объекта в социальной и физической сфере, поэтому позиция локализатора в их структуре является обязательной. Позицию локализатора в ряде случаев занимает лицо, которому передается объект или адресовано сообщение.

Модель со значением передачи представлена двумя структурно-семантическими вариантами, основанием для разграничения которых служат семантический тип предиката и состав актантов:

– ЭПП со значением передачи материального объекта. Типовое значение: ‘субъект (агенс) осуществляет передачу материального объекта другому лицу’. Структурная схема – N1Don-r VfTrsf N2Don-v N3Rec: Солдаты быстро надавали Андрею необходимой одежды (М. Бубеннов. Белая береза). Предикаты: надавать, надарить, недодать, понадавать. Семантические роли: VfTrsf – предикат – глагол со значением передачи материального объекта; N1Don-r – донатор; N2Don-v – донатив; N3Rec – реципиент. Например: Тетенька мне всякой всячины надавала (П. Боборыкин. Василий Теркин); [Куличи пойдем святить], яиц крашеных нам с тобой надарят (А. Веселый. Россия, кровью умытая); [А прогнали когда,] за месяц жалованья недодали (Л. Юзефович. Костюм Арлекина);

– ЭПП со значением передачи информации. Типовое значение: ‘субъект (агенс) совершает передачу идеального объекта – информации’. Структурная схема – N1Adrnt VfVoc N3Adr N2Del : После спектакля коллеги наговорили ей комплиментов. Предикаты: наговорить, наболтать, набормотать, напророчить, нарассказать, начитать, напеть, нашептать. Семантические роли: VfVoc – предикат – глагол со значением речевой деятельности, N1Adrnt  – адресант; N2Del – идеальный объект (информация); N3Adr – адресат. Например: Тогда я много наболтал вам пустяков, [Вандергуд, и их не следует вспоминать] (Л. Андреев. Дневник сатаны); [Я... я только это сказала,] а он раскричался и наговорил мне ... много обидного, глубоко оскорбительного (А. Чехов. Черный монах); [Кузнечик поцокал, позвенел чем-то обо что-то,] в ответ на что Мятлев нашептал ему множество ласковых слов (Б. Окуджава. Путешествие дилетантов).

4) Физическое воздействие на объект: ^ Минут через десять начистили рыбы (П. Романов. Русь). Типовое значение: ‘субъект (агенс) осуществляет действие, направленное на изменение качеств, признаков объекта’. План выражения – структурная схема N1Ag Vf Асt N2Obj N5Instr: Ребятишки своими руками наделали открыток (из цветной бумаги). Предикаты – акциональные глаголы ЛСГ обработки, инструментального действия: начистить, нарубить, навязать и пр. Семантические роли: VfАсt – предикат – акциональный глагол; N1Ag – агенс; N2Obj – объектив; N5Instr – инструмент.

Модель со значением акционального воздействия представлена тремя структурно-семантическими вариантами, выделенными на основе семантики предиката и облигаторного статуса инструментального компонента:

– ‘изменение внешних качеств объекта’: ^ Нарезал перцу красного мясистого, нашинковал луку репчатого, нашинковал салату, нашинковал капусту, нашинковал моркови, нарезал огурчиков мелко, [сложил все в вазу поверх помидор] (М. Жванецкий. Воскресный день);

– ‘изменение физических качеств / состояния объекта’: ^ Я в том году замечательной бузины насушил! (М. Вишневецкая. Вышел месяц из тумана);  

– ‘созидание объекта’: [У меня холст есть,] я нынче холста наткала – пропасть! (В. Шукшин. Материнское сердце).

5) Физическое восприятие: Сашук так наелся кулеша и камбалы, [что ему лень вставать] (Н. Дубов. Мальчик у моря). Типовое значение: ‘субъект осуществляет действие, направленное на физическое (физиологическое) восприятие объекта’. Структурная схема – N1Ag VfAct N2Perс: В лесу они наелись дикой жимолости. Предикаты – «результативы», в терминологии Л. М. Васильева [2000], со значением насыщения и пресыщения наглодаться, нагрызться, наесться, нажеваться, нализаться, налопаться, накуриться, накушаться, нанюхаться, напиться, нахлебаться и пр.; перебрать, переесть, перепить. Семантические роли: VfAct – предикат – акциональный глагол; N1Ag агенс; N2Perc – перцептив. Например: [Ихтиандр улыбнулся,] он [вспомнил,] как однажды напился дельфиньего молока (А. Беляев. Человек-амфибия); Первая скрипка наелась винограду [и легла на солнышке] (Е. Шварц. Голый король); [Но здесь, на донском берегу, возле хутора Березки,] впервые и всласть нахлебался я ухи из чехони (Б. Екимов. Память лета); [Когда все успокоилось, она рассказала мне, что] кошка перед этим каким-то образом ухитрилась нализаться валерианки [и опьянела] (Н. Гершензон-Чегодаева. Воспоминания дочери); Грицко нанюхался этих крепких ароматов [и заснул с горя на сырых досках] (Б. Житков. Черные паруса).

Во всех перечисленных типах предложений прямой объект выражен неизосемически – именем в форме Род. п. Прототипическим способом выражения указанной семантики являются предложения, в которых объект выражается именем в форме Вин. п. Ср.:


Таблица 1

^ Изосемические и неизосемические конструкции
с прямым объектом



Типовая
семантика


Примеры неизосемических
конструкций – с Род. п.


^ Примеры изосемических
конструкций – с Вин. п.


1. Перемещение материального объекта

Потом я тебе насажу тут подсолнухов, мальвы [– хорошо будет! ] (Г. Максим. Детство).

Странно, кто сажает цветы на пороге заморозков (Н. Катерли. На два голоса).

2. Приобретение материального объекта

^ И я ходила по лавкам и накупила всякой всячины (И. Адамацкий. Утешитель).

… [он опять явился к начальнику и доложил,] что купил арбуз (О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней).

3. Передача
объекта

^ Вельможи, напротив, надарили адмиралу превосходных вещей – такое множество, [что из них можно составить прелюбопытный музеум] (И. А. Гончаров. Письма).

И они будут [бежать к ней домой, звонить по телефону и] дарить цветы по праздникам (Ю. Трифонов. Дом на набережной).

4. Физическое воздействие
на объект

^ Минут через десять начистили рыбы (П. Романов. Русь).

[Ирина и тут хлопотала:] чистила овощи, [раскладывала на салфеточках] (В. Токарева Своя правда).

5. Физическое восприятие

[^ Мальчик был без дыхания]наглотался воды (А. Толстой. Хождение по мукам).

Мы уже вовсю глотали устриц, [когда он, строго посмотрев мне в лицо, отрывисто спросил] (К. Сурикова. «Bye-bye, love, bye-bye, happiness!..»).


Предложения со структурной схемой N1 Vf N2 находятся на периферии синтаксической парадигмы и представляют собой «синтаксическую модификацию» исходной структурной схемы N1 Vf N4, обусловленную видоизменениями аспектуальных значений. Исследуемые конструкции можно считать синтаксическим средством выражения категории аспектуальности, наряду с выявленными и хорошо описанными в рамках функциональной грамматики лексико-морфологическими показателями.

Изучение функционирования глаголов кумулятивного и сативного СГД в художественной, публицистической и устной речи на основе Национального корпуса русского языка было предпринято для проверки предположения, что основной сферой их функционирования является разговорная речь. В словарных дефинициях эти глаголы нередко сопровождаются пометой разг. при указании на варьирование в управлении Вин. / Род. п. Ср. также мнение Анны А. Зализняк и А. Д. Шмелева о том, что «большинство способов действия имеет отчетливо разговорный оттенок и включает в себя множество экспрессивных, оценочных и других прагматически значимых компонентов значения» [Зализняк Анна А., Шмелев 2000: 106].

Статистические подсчеты показали, что относительно высокой частотностью обладают глаголы перемещения и каузации местонахождения (натаскать, наносить, насыпать, напустить, навалить, набросать, навести, наловить), речевой (наговорить) и созидательной (натворить, настроить, навязать) деятельности, приобщения (накопить, нажить, накупить), физиологического (наесться, напиться, наглотаться, нанюхаться, нахлебаться) и интеллектуального (наслушаться, насмотреться, нахвататься) восприятия. Однако величины, характеризующие частотность употребления глаголов кумулятивного и сативного СГД в устном корпусе, в несколько раз ниже, чем соответствующие величины в подкорпусах художественных и нехудожественных текстов. Следовательно, гипотеза об отнесенности таких глаголов преимущественно к устно-разговорной сфере на отобранном для исследования материале не подтверждается. И тем не менее эти результаты могут служить дополнительным доказательством того, что варьирование Вин. / Род. п. носит парадигматический характер, не имеет явных стилистических предпочтений или ограничений в сфере функционирования и относится скорее к явлениям языка, а не речи.


Таблица 2

^ Частотность употребления глаголов кумулятивного и сативного СГД

Подкорпус

текстов

^ Общее кол-во контекстов
в подкорпусе (янв. 2009 г.)


Глаголы

кумулятивного СГД

(178 лексем)

Глаголы

сативного СГД

(19 лексем)

кол-во

примеров

частотность

кол-во

примеров

частотность

Худож.
тексты


7 061 808

4 318

611
на млн.


1 652

234
на млн.


Нехудож. тексты

6 613 885

2 503

378
на млн.


783

118
на млн.


Устный корпус

1 209 417

202

166
на млн.


53

44
на млн.

  1   2




Похожие:

Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога iconПодготовка к егэ 5
Какое слово в форме родительного падежа множественного числа сохраняет ударение на первом слоге?
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога iconПравописание имен существительных
Многие имена существительные мужского рода в форме родительного падежа множественного числа имеют нулевое окончание, т е оканчиваются...
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога iconПадежные окончания существительных во множественном числе
Многие имена существительные мужского рода в форме родительного падежа множественного числаимеют нулевое окончание, т е оканчиваются...
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога iconПоставьте существительные в форму родительного падежа множественного числа
Легко вообразить, какое впечатление Аркадий должен был произвести в кругу наших (барышни)
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога icon«Сии глагольные имена служат к сокращению человеческого слова, заключая в себе имени и глагола силу»
Технология технология разноуровневого обучения, технология контекстуального обучения
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога iconКонтрольная работа по теме «Глагол»
...
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога icon«Пробел между предлогом и последующим словом»: Ко мне, со мной, у дома, к дому
Пробел между частями производного предлога, образованного от имени существительного с предлогом
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога iconА18. Слитное, раздельное, дефисное написание
Прежде чем обратиться к правилу проверь, может ли форма употребляться без приставки/предлога. Если не может, пиши слитно!
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога iconТест по русскому языку 4 класс Вариант 1 Укажи, какие части слова, кроме корня, есть в слове выдумка
Укажи имя существительное, которое в форме предложного падежа имеет окончание – е?
Русские глагольные предложения с обязательной позицией имени в форме родительного падежа без предлога iconПредложение. Грамматическая основа предложения. Двусоставные и односоставные предложения. Односоставные предложения
Односоставные предложения – это предложения, грамматическая основа которых состоит из одного главного члена предложения
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib.podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов