Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты icon

Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты



НазваниеНазвания городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты
Носенко Наталья Владимировна
Дата конвертации14.09.2012
Размер321.23 Kb.
ТипАвтореферат

На правах рукописи




Носенко Наталья Владимировна




НАЗВАНИЯ ГОРОДСКИХ ОБЪЕКТОВ НОВОСИБИРСКА: СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ И КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ




Специальность 10.02.01 – русский язык

(филологические науки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук




Новосибирск – 2007


Работа выполнена на кафедре современного русского языка

ГОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет»


Научный руководитель – кандидат филологических наук

^ Скворецкая Елена Викторовна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук

Лукьянова Нина Александровна;

кандидат филологических наук

Сологуб Ольга Павловна


Ведущая организация – ГОУ ВПО «^ Омский государственный

университет»


Защита состоится 17 октября 2007 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.172.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук в Новосибирском государственном педагогическом университете по адресу: 630126, г. Новосибирск, ул. Вилюйская, 28.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет».


Автореферат разослан « » сентября 2007 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук Е.Ю. Булыгина


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данное диссертационное исследование посвящено разноаспектному (структурно-семантическому и коммуникативно-прагматическому) изучению названий городских объектов: предприятий, учреждений, организаций, фирм и компаний. Этот пласт имен собственных традиционно называют эргонимами (А.В. Суперанская, И.В. Крюкова, М.Я. Крючкова, Г.А. Донскова). Эргоним в данной работе изучается, вслед за А.В. Суперанской (1985), как название комплексного объекта. Благодаря своей привязанности к месту эргоним сближается с топонимом (собственным именем географического объекта), а благодаря связи с профессиональными объединениями людей – с обозначениями коллективов – соционимами.

Исследования последних десятилетий отличаются вниманием к проблемам периферических зон ономастического пространства – эргонимии и прагматонимии. Работы, посвященные структурному описанию данных единиц (А.В. Беспалова, С.В. Земскова и др.
), дополняются исследованиями особенностей их функционирования (Д.А. Яловец-Коновалова, Н.В. Шимкевич, Г.А. Донскова, И.В. Крюкова, О.Е. Яковлева).

Эргонимия города как специфический пласт лексики современного русского языка отражает все те коренные изменения, которые происходили и происходят в российском обществе. Вследствие этих процессов на смену старым названиям городских объектов приходят новые, соответствующие текущим потребностям, конкурентоспособные. Ср.: «Мебельная фабрика №1» и мебельные фабрики «Камея», «Сибирь», «Нинекс»; «Пиввинкомбинат» и производственные компании «Красный Восток», «Ворсин», «^ ВИНАП» (`вино, напитки, пиво`); «Магазин № 100» и магазины «Сотый», «Березовый», «Магия света», «Автозапчасти для друзей», «Визави». Демократизация номинативных процессов в области эргонимии позволяет говорить о своевременности изучения данной группы имен собственных.

Таким образом, актуальность настоящей диссертационной работы связана, прежде всего, с необходимостью изучения системы названий городских объектов на определенной стадии ее формирования; оценки роли эргонимов как объектов интерпретации с точки зрения номинатора и адресата. Комплексная характеристика и анализ тенденций этого формирования являются важными задачами современной русской ономастики и в то же время могут стать материалом для исследований в области теории номинации, интерпретационной и когнитивной лингвистики.

Исследование находится в рамках антропоцентрического подхода к лингвистическим фактам: с одной стороны, мы учитываем позиции говорящего человека, создающего название и тем самым интерпретирующего с помощью языка действительность; с другой – для нас интересна позиция человека, воспринимающего и осмысляющего уже созданный знак. Анализ этих интерпретаций позволяет провести наблюдение над эргонимией как динамичным явлением.

Актуальность изучаемой темы заключается и в том, что названия городских объектов имеют высокую степень воспроизводимости в современном коммуникативном процессе: войдя в сознание носителя языка, они участвуют в формировании его картины мира. В связи с этим важно исследование когнитивных возможностей данной подсистемы имен собственных, специфики семантико-структурных свойств ее составляющих.

Описание новосибирских эргонимов, нередко отражающих социальную ориентированность номинации (магазин «Недорогой», бутик «Олигарх»), гендерные и возрастные факторы (магазины одежды «Женский взгляд» и «For men»; гипермаркет детских товаров «Банана-Мама» и подростковый клуб «Искатель»), имеет и социолингвистическую значимость.

Комплексное изучение эргонимов особо значимо для современного лингвиста-семасиолога: оно дает возможность расширить представление о содержательной разноплановости словесного знака, его специфике в пограничной зоне между собственными и нарицательными именами предметов и явлений.

^ Объектом исследования являются современные русские эргонимы. Выбор новосибирских эргонимических названий обусловлен следующими факторами:

  • номинаторы и реципиенты современных названий доступны для психо- и социолингвистических исследований;

  • город Новосибирск является крупным административным, культурным, экономическим и транспортным центром, поэтому выводы, сделанные на основе этого материала, могут быть экстраполированы на систему русских эргонимов в целом.

В настоящем исследовании структурно-семантическому анализу эргонимов г. Новосибирска предшествовала работа автора с номинаторами (владельцами, учредителями и сотрудниками предприятий и организаций), а также изучение архивных данных. В первую очередь в картотеку включались известные широкому кругу индивидуумов эргонимы (на основании устных опросов и анкетирования населения), а именно: названия учреждений органов власти, социальных служб, учебных и медицинских организаций, предприятий торговли и сферы услуг.

^ Предметом исследования являются структурно-семантические и коммуникативно-прагматические особенности современных эргонимов г. Новосибирска: механизмы номинации, виды интерпретации эргонимов.

В качестве источников выступает городская информационная база «ДубльГИС» с 2002 по 2006 гг., картотека эргонимов г. Новосибирска, собранная автором в ходе исследования путём прямой выборки названий с последующим дополнением по письменным источникам (справочникам, схемам, картам). Всего проанализировано и систематизировано 6000 единиц.

^ Теоретико-методологическая база исследования. Изучение эргонимов в данной работе осуществляется в границах дисциплин лингвистического цикла: лексической семантики (семасиологии и ономасиологии), словообразования, лингвистической семиотики, когнитивистики, лингвокультурологии, прагмалингвистики, теории коммуникации. Теоретико-методологической основой диссертации послужили работы отечественных и зарубежных исследователей: общетеоретические труды в области ономастики (В.Н. Топоров, А.В. Суперанская, В.И. Болотов, А.А. Бондалетов, В.И. Супрун), работы в области эргонимии (И.В. Крюкова, С.В. Земскова, Д.И. Яловец-Коновалова). В анализе семантики эргонимов мы опираемся на ставшие классическими обобщающие труды по проблемам значения (Дж.Ст. Милль, А.А. Уфимцева, Н.Д. Арутюнов), исследования, в которых рассматриваются отдельные вопросы теории референции (А.Д. Шмелёв, Д.И. Ермолович), работы по семантике имени собственного (В.И. Болотов, В.А. Никонов, Ю.Н. Карпенко, А.В. Суперанская). В исследовании семантической природы процессов, лежащих в основе образования эргонимов, мы опираемся на труды по вопросам семантической и словообразовательной деривации (Д.Н. Шмелев, О.П. Бутакова, И.Э. Елесевич), а также на исследования по теории искусственной вторичной номинации (М.Э. Рут, М.В. Голомидова). В словообразовательном анализе используются обобщающие труды по теории образования имен нарицательных (Е.А. Василевская, З.А. Потиха, В.В. Лопатин, В.Н. Немченко, И.С. Улуханов, Е.А. Земская), исследования, в которых рассматриваются отдельные вопросы образования ономастических единиц (И.А. Воробьева, М.Н. Горбаневский, Н.В. Подольская, 1990).

^ Цель исследования заключается в выявлении и анализе деривационно-функционального потенциала современной эргонимии.

Указанная цель реализуется решением следующих задач:

  1. проанализировать системные отношения внутри данного корпуса имен;

  2. определить специфику эргонимической номинации;

  3. выявить особенности лексико-семантической и словообразовательной деривации эргонимов;

  4. проследить динамику развития эргонимической системы г. Новосибирска;

  5. оценить коммуникативный потенциал эргонимии;

  6. описать особенности интерпретирования городских названий адресантом и адресатом.

^ Методы исследования. Исходным является описательный метод, который включает в себя сбор, каталогизацию, систематизацию материала, позволяет выделить его типы, виды с точки зрения семемного и словообразовательного анализа. Элементы статистического метода используются для подсчета количества эргонимических единиц, соответствующих каждой модели. При анкетировании номинаторов и реципиентов и обработке полученных данных используются социолингвистические методики; для реконструкции номинативных стратегий и мотивировок при создании эргонимов применяется прагматический анализ коммуникаций. Отдельные приемы сопоставительного и контекстного анализа применяются для изучения особенностей функционирования эргонимов в художественном тексте.

^ Научная новизна работы. В оборот лингвистических исследований введен новый фактический материал (названия городских объектов г. Новосибирска), систематизированный в виде структурно-семантической классификации, которая позволила впервые на эргонимическом материале рассмотреть специфику онимизации как сквозного процесса в образовании имен городских объектов. Уточнены границы эргонимической номинации и выявлена иерархия в семантико-функциональном пространстве названий городских объектов. Представлена динамика развития системы эргонимов г. Новосибирска. Коммуникативно-прагматический анализ городских эргонимических названий позволил выявить специфику и типы их интерпретаций. Выявлены специфичные лингвокультурологические черты эргонимов, обусловленные разными этапами развития русскоязычного общества в XX – начале XXI вв.

^ Теоретическая значимость исследования состоит в создании и апробации комплексной методики анализа эргонимического материала, интегрирующей структурно-семантический и прагматико-интерпретационный подходы и позволяющей с единых теоретико-методологических позиций описать единицы данного пласта онимической лексики. В рамках изучения онимизации эргонимов развивается идея Д.Н. Шмелева об общности механизмов лексической и словообразовательной деривации. Исследование расширяет представление о специфике содержания языкового знака в пограничных сферах между именем собственным и именем нарицательным, что уточняет знания о многообразии проявлений содержательной структуры номинации вообще и, в частности, искусственной номинации. Работа вносит определённый вклад в развитие представлений о метонимии как о лингвистическом и когнитивном феномене номинации, семантической основе процессов образования эргонимов. Уточняются типы мотиваций при наименовании городских объектов. Работа вносит вклад в развитие теории имени собственного, в мотивологию, прагмалингвистику, лингвокультурологию.

^ Положения, выносимые на защиту.

  1. Эргонимы являются той областью в ономасиологии, в которой находят свое отражение современные номинативные процессы и по которой можно судить как о языковой личности отдельного номинатора, так и о языковой среде города в целом.

  2. Сквозным процессом образования эргонимов является онимизация как переход имени нарицательного в имя собственное; онимизация может сопровождаться лексико-семантической и словообразовательной деривацией. Эргонимы демонстрируют общность этих процессов в свете когнитивных взглядов на сущность вербального знака.

  3. Ведущие функции эргонимов (номинативная и идентификативная) дополняются информативной функцией, в соответствии с которой можно выделить прямо информирующие, косвенно информирующие и условные названия городских объектов. Условные эргонимы, являясь мотивированными для номинатора, не дают представления о свойствах реалии и требуют дешифровки со стороны адресата.

  4. В последнее время важными для эргонимов становятся функции языкового воздействия (экспрессивная, аттрактивная, мнемоническая, магическая и игровая); при создании экспрессивных названий городских объектов активно учитывается фактор адресата и наиболее полно раскрывается творческий потенциал номинатора.

  5. Коммуникативная природа эргонимической номинации обусловливает возможности интерпретативного изучения этих единиц: выявление иерархии интенций номинатора, рефлексии адресата и интерпретации филолога-исследователя, анализирующего степень удачности названия городского объекта.

  6. В языковой ситуации города взаимопонимание между номинатором и адресатом эргонимической номинации может быть затруднено как помехами «плана выражения», так и «плана содержания» эргонима.

^ Практическая ценность работы. Выявленные в данной работе семантические и словообразовательные возможности формирования городских эргонимических названий позволяют соотнести (и тем самым уточнить) существующие научные данные об указанной сфере ономастического пространства языка. Интерпретационный подход в описании эргонимов может стать прецедентным для начала обобщений о коммуникативно-прагматическом потенциале эргонимического знака. Лингвопрагматический анализ эргонимических номинаций необходим для разработки конкретных рекомендаций по созданию наименований городских объектов, отвечающих эстетическому вкусу их пользователей. Материал и выводы исследования полезны для вузовской учебной работы: при чтении спецкурсов по ономастике, проведении спецсеминаров, посвященных языку города, в лексикографической практике, а также в сфере менеджмента.

^ Апробация работы: основные положения диссертационного исследования обсуждались на ежегодно проводимой Новосибирским государственным педагогическим университетом научной конференции «Проблемы интерпретации в лингвистике и литературоведении» (Новосибирск, 2004 – 2006 гг.), на конференции «Филологическое обеспечение профессиональной деятельности» в Барнаульском государственном педагогическом университете в 2006 г., а также на заседаниях кафедры современного русского языка Новосибирского государственного педагогического университета. Содержание работы отражено в 6 публикациях, 1 из них - в издании, рекомендованном ВАК для публикаций докторантов и аспирантов.

^ Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, трех исследовательских глав, заключения, библиографического списка и пяти приложений.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяются объект, предмет, актуальность и новизна исследования, источники фактического материала, кратко обобщается теоретико-методологическое основание работы, раскрывается ее теоретическая и практическая значимость, описываются структура и апробация работы, излагаются выносимые на защиту положения.

В первой главе «Лингвистический статус эргонима» рассматривается понятие «эргоним», определяется место эргонимов в ономастическом пространстве русского языка, определяется круг основных проблем, связанных с данным пластом ономастической лексики. Эргоним в работе изучается в условиях триединства: подразряда имени собственного, времени (современный этап) и территории (г. Новосибирск).

В первом параграфе с опорой на по́левую модель В.И. Супруна (2000) эргонимия рассматривается как отдельный сектор ономастического пространства. При этом обнаруживается связь названий городских объектов с ядерными и околоядерными подразрядами имен собственных (антропонимами и топонимами): в основе топонимической и эргонимической номинации часто лежат одинаковые принципы; для антропонимов и эргонимов важен план выражения. Но это сближение далеко не абсолютное, так как для городской коммуникации очень важна актуализация внутренней формы (мотивированность) эргонимов, в то время как для большей части антропонимов и топонимов внутренняя форма неважна. С другой стороны, существование описательных названий городских объектов (типа «Сибирское предприятие телекоммуникаций и информатики») говорит о стремлении эргонимии оттолкнуться от ядра ономастического поля. Именно наличие «центробежных» и «центростремительных» сил характеризует эргонимию как отдельный, специфический подразряд имени собственного.

Во втором параграфе представлен анализ работ, посвященных изучению особенностей семантики имен собственных (Дж. Ст. Милль, О. Есперсен, В.И. Болотов, В.А. Никонов, А.А. Уфимцева, Н.Д. Арутюнова, Ю.А. Карпенко, А.В. Суперанская, 1989), и отдельным вопросам теории референции (Е.В. Падучева, А.Д. Шмелёв, Д.И. Ермолович), который позволил выявить функциональный подход к значению эргонима как наиболее продуктивный (Н.Д. Арутюнова, Д.И. Ермолович). Лексическое значение эргонима предполагает наличие тех же макрокомпонентов, что и лексическое значение других разрядов имен собственных и имен нарицательных (денотативного, сигнификативного, структурного), но при этом обладает рядом особенностей. Несмотря на то что денотативный компонент в содержании эргонима прежде всего ориентирован на конкретную референцию, существуют такие эргонимические названия, которые соотносятся с рядом предприятий (сетевые эргонимы), например, супермаркеты: «Квартал», «Пятерочка», «Быстроном»; в то же время названия служат индивидуализации объекта и сохраняют условный характер. Среди компонентов сигнификата в содержании эргонима большую значимость имеет дескриптивный (характеризующий) компонент, включающий в себя некое множество признаков референта, достаточных для того, чтобы основная масса носителей русского языка понимала, о каком городском объекте идет речь. Одними из важнейших, хотя и не обязательных, параметров дескриптивного компонента значения являются локальный (параметр места), отраженный в эргонимах типа: «Прибрежное», «На Советской», «На углу», и деятельностный (отражающий характер деятельности референта): компания «Сибакадемстройнедвижимость».

В третьем параграфе выделены и описаны официальный, полуофициальный и отчасти неофициальный слои эргонимической системы г. Новосибирска. Это позволило выявить ряд особенностей взаимосвязи искусственной и естественной номинации в эргонимии. Искусственные номинации становятся производящей базой для естественных (народных) названий («Новосибирский мелькомбинат № 1» - «Мельница», «Пассажирское автотранспортное предприятие» – «Патап», «Патапыч»). В свою очередь, естественно сформировавшиеся названия переходят в ранг официальных номинаций, например, магазины «Под строкой», «Под часами». Естественные номинации устойчивы к новым идеологическим установкам, перемене моды на названия (например, народное название магазина в Первомайском районе «Подвальчик» выигрывает конкурентную борьбу у официальных номинаций этого городского объекта («Магазин № 24», «Торговый центр», «У Переходного») на протяжении 30 лет).

Предпринятый в работе анализ взаимодействия эргонима и номенклатурных терминов (кафе, магазин, клуб, ресторан и др.) позволил описать особенности совместного функционирования данных единиц. Показана социокультурная обусловленность индексаторов эргонима. Дискурсивный анализ лексем столовая, кафе, бар, ресторан с привлечением в качестве источников 2000 контекстов из произведений русских писателей конца XX – начала XI вв. (В. Аксенова, В. Токаревой, Н. Садур, Г. Газданова, И. Полянской, Л. Улицкой и других) выявил образы данных городских объектов в сознании носителей русского языка (кафе – `место встреч и свиданий, творческих поисков и любовных томлений, нейтральная территория, где все равны и другое`). Конструированные в данном диссертационном исследовании образы являются основой эргонимических номинаций и могут быть использованы номинаторами города при создании названий.

Классификация эргонимов в соответствии с профилем объектов номинации, представленная в исследовании, наглядно демонстрирует обусловленность выбора языковых единиц спецификой объекта наименования.

В реферируемой работе доказано, что идентифицирующий, условно-символический и символический принципы, лежащие в основе номинации периферийной части ономастического пространства русского языка, характерны и для эргонимов.

На основании указанных принципов и учитывая опыт классификации имен собственных Р.Я. Ивановой (1973) (на материале названий сортов винограда) и О.И. Стрижевской (1975) (на материале названий минералов), эргонимы г. Новосибирска классифицированы по трем типам: прямо информирующие, косвенно информирующие и условные.

Эргонимы первого типа содержат прямое указание на различные свойства называемого объекта: магазин «^ Детская одежда» (указание на возраст потребителей и ассортимент), магазин «Вестфалика» (указание на принадлежность предприятию), магазин аудио- и видеотехники «От Ивана Иваныча» (указание на имя и отчество владельца), фирма «Кровля и изоляция» (указание на ассортимент). В основе наименований данной группы лежит информирующий принцип номинации. Данный класс представлен, с одной стороны, описательными названиями, которые включают в свой состав апеллятивные индексаторы: «Муниципальное казенное предприятие ЖКХ г. Новосибирска», а с другой – монопризнаковыми номинациями, связанными с метонимическим переносом: магазин «Японские автозапчасти». Прямо информирующие эргонимы являются периферийными в общем ономастическом пространстве.

Эргонимы второго типа опосредовано указывают на свойства объекта номинации: швейное предприятие «Наша мода», издательско-полиграфическое предприятие «Офсет», магазин обуви «Хрустальный башмачок», кафе «Шанхай». В основе наименований данной группы лежит условно-символический принцип номинации.

Эргонимы третьего типа, являясь мотивированными для номинатора, не дают представления о свойствах реалии, а только информируют о том, что сам эргоним – нечто яркое, выразительное (торговая компания «Зенит», кафе «Шафран» и «Беловодье», стоматологический центр «Бриз», салон-парикмахерская «Виртуаль»). В основе наименований данной группы лежит символический принцип номинации. Условные эргонимы ближе других к ядерным и около­ ядерным подразрядам имен собственных.

Представленность указанных типов актуализирует иерархические отношения в эргонимическом пространстве языка и определенные соответствия ядерно-периферийному строению общего ономастического поля.

Исходными для эргонимов являются именно описательные формы. Названия городских объектов постепенно приобретали ядерные признаки имен собственных (условность, отсутствие мотивированности); семантико-функциональные признаки эргонимического названия и сейчас ещё находятся на стадии формирования.

Во второй главе «Структурно-семантический анализ эргонимов г. Новосибирска» описывается круг проблем, связанных с теорией образования эргонимов, анализируются особенности лексико-семантической и словообразовательной деривации номинаций городских объектов.

В первом параграфе обосновывается необходимость разграничения двух основных процессов образования эргонимов: лексико-семантической и словообразовательной деривации, объединенных онимизацией (переходом лексической единицы из имени нарицательного в имя собственное), при этом подчеркивается близость психоментальной природы этих процессов в свете когнитивных взглядов на сущность вербального знака (Д.Н. Шмелев, О.П. Бутакова, И.Э. Елесевич).

Второй параграф посвящен анализу особенностей деривации новосибирских эргонимов, выделены и описаны её типы.

В случае образования эргонимов без участия морфемных и других словообразовательных способов онимизация названия городского объекта может быть простой (при образовании описательных эргонимов: «Государственный архив Новосибирской области»), метонимической (магазин «Инструменты»), метафорической (охранное предприятие «Заслон») или метафоро-метонимической (мебельный магазин «12 стульев»).

С метонимией на основе пространственной смежности, нередко осложненной целевыми отношениями, связаны следующие тематические группы наименований:

  1. названия, мотивированные номинациями артефактов (осуществляется перенос наименования с ассортиментной единицы на название объекта): («Эмали», «Ткани», «Сувениры», «Посуда», «Часы», «Инструмент», «Пряжа», «Мебель»);

  2. названия, мотивированные номинациями лиц:

а) отадресантные (осуществляется перенос наименования с номинации исполнителя услуги на имя объекта): компания «^ Агент», лечебно-реабилитационный центр «Врач», юридический центр «Консультант», МУП «Коммунальщик»;

б) отадресатные:

  • именование по роду деятельности лица: фирма «Дальнобойщик» (продажа автозапчастей), магазины «Дачник», «Селекционер», «Бухгалтер»;

  • именование по социальному статусу лица: магазин «Ветеран»;

  • именование по предпочтениям лица в еде: компания «Гурман», магазины «Лакомка», «Сластена», «Обжора»;

  • именование по личностным качествам, особенностям характера лица: клубы «Романтик» и «Баламут», парикмахерская «Эгоист»;

  • именование по возрасту лица: магазины «Малыш», «Карапуз»;

  • по обобщенному именованию лица: магазин одежды «People» (от англ. `люди`).

Безо́бразной онимизации противостоит образная в двух разновидностях: с проявлением «первичной» образности имени нарицательного (О.И. Блинова, 1983) и образно-метафорическая. Образная неметафорическая онимизация, основанная на первичной образности, соединяется с переносом на основании смежности объектов и явлений, вовлеченных в одну ситуацию, например, яркие образы мира детства лежат в основе названий детских садов и магазинов детских товаров: магазин «Пчелка», детский сад «Журавлик».

Образная-метафорическая онимизация – процесс, лежащий в основе образования таких эргонимических наименований городских объектов, как частное охранное предприятие «Щит», рекламная группа «Форпост», компания «Флагман».

Особое внимание в исследовании уделяется анализу названий, созданных на основе синкретизма метафоры и метонимии, например, салон обуви «Под каблуком», магазин «Крепость». При этом мы наблюдаем сочетание и конкуренцию способов переноса наименования в эргонимах: в различных речевых ситуациях города существенными становятся основания метонимии или метафоры: например, по данным нашего опроса, реципиенты (посетители кафе и ночных клубов) подчеркивают сходство обстановки, атмосферы заведения с тем мотивировочным признаком, который лежит в названии: «Здесь, как в настоящей трубе: всё металлическое, непритязательная обстановка (джаз-клуб «Труба»). Но к этому присоединяется и метонимический перенос – «клуб, в котором играют джаз (на трубе)».

Большой пласт эргонимии представлен номинациями, которые являются результатом трансонимизации (перехода имени собственного из одного разряда в другой). Трансонимизация может быть простой: рекламное агентство «Александра», торговый дом «Иртыш» и аллюзивной: рекламное агентство «Прометей», фирма «Геркулес», гостиница «Ассоль», ресторан «Остап Бендер», компания «Наполеон».

Структурно-семантический анализ эргонимов г. Новосибирска, созданных при помощи собственно словообразования, позволил выделить следующие принципиально разные процессы образования эргонимов: композицию, аффиксацию, субстантивацию и номинализацию синтаксических единиц.

Под композицией в данной работе понимается создание любого сложного образования, мотивированного не одним номинативным смыслом (В.Н. Шапошников, 1998). Композитные эргонимы г. Новосибирска представлены составными наименованиями («Бизнес-Стандарт», «Версия-Сервис»; бо́льшая часть – это образования с первой несклоняемой иноязычной частью: «Бизнес-Партнёр», «Дизайн-Мастер») и собственно сложными эргонимами (с интерфиксом и без него): «Новодом», «Лакокраска»; «Новосибирскмебель», «Комплектсервис». Контаминация анализируется как переходное явление между сложением и аббревиацией. В реферируемой работе описаны следующие типы аббревиатурных эргонимов:

1) инициальный тип: буквенные («^ ЦРУ» – `Центр риэлтерских услуг`) и звуковые («НИЭМ» – `Новосибирский институт экономики и менеджмента`) аббревиатуры;

2) слоговой тип (фирма «Сибфармторг» – `Сибирская фармацевтическая торговля`);

3) смешанный тип: аббревиатуры, состоящие из начальных частей слов и начальных звуков (названий букв): компания «^ ВИНАП» и состоящие из начальной части слова (слов) и целого слова: «Сибакадембанк» (`Сибирский академический банк`),

В работе выделены и проанализированы четыре структурных типа эргонимов-контаминантов.

1. abc + d = adc. В этой модели используется начало и конец первого слова и второе слово целиком налагается на первое. Происходит аппликация в середине слова, кроме того, слиянию способствует наличие фонетически одинаково оформленных отрезков: бар «Чемпивон» (чем/пио/н + пиво).

2. ab + c = ac. Эта группа контаминантов характеризуется наличием второй единицы мотивирующей базы в полном объёме: магазин одежды «Молодёжка» (мол/одой + одёжка); магазин «Спортугалия» (с/порт + Португалия); кафе «Артишок» (арти/стический + шок).

3. ab + cd =ad. Группа характеризуется взаимообменом компонентов: магазин «Обуванчик» (об/увь + од/уванчик).

4. a + bc = ac. Эта группа контаминантов характеризуется наличием первой единицы мотивирующей базы в полном объёме: магазин «Кайфель» (кайф + ка/фель).

Анализ показал, что структура эргонимов-контаминантов представляет собой различные варианты комбинирования элементов, с различной степенью их наложения друг на друга. Наложение редко бывает морфемным, чаще всего границы морфем разрушаются, но накладываемые элементы фонетически совпадают.

Малопродуктивными способами образования эргонимов г. Новосибирска являются аффиксация («Гастрономчик»), субстантивация (магазин «Лесной», компания «Вперёд») и номинализация (туристическое агентство «Дешевле, чем у хозяина», магазины «Мама, не горюй!», «Закрути и забей»).

Схематически всю систему современных эргонимов г. Новосибирска на структурном уровне можно представить следующим образом:

Онимизация

Семантическая (59%)

Словообразовательная (41%)

Простая:

описательные эргонимы (14%)

Композиция:

1) сложение (10%),

2) контаминация и другие переходные явления (0,5%),

3) аббревиация (27%)

Метонимическая:

1) на основе первичной образности (5%),

2) индексирующие номинации (10%)

Аффиксация (0, 5%):

1) суффиксация,

2) префиксация

Метафорическая (10%)

Субстантивация (2 %)

^ Метафоро-метонимическая (10%)

Номинализация (1%)

Трансонимизация (10%):

1) неаллюзивная,

2) аллюзивная


В третьем параграфе представлены результаты исследования эргонимов г. Новосибирска XX – XXI вв.

В начале XX в. самыми распространенным способом образования эргонимов являлось создание описательных номинаций с трансонимизированным элементом: «Торговая контора А. Я. Якобсон», «Сапожная мастерская Сорокина», «Иванов и сын», «Матуханин с сыновьями». Начиная с 20 гг. и до конца века лидирует аббревиация: («Сибвоенпромторг», «ЦРК», «Всекомпромсоюз»), актуальная и для современного города. В послереволюционный период возникают абстрактные названия типа: «Звезда», «Рассвет», «Восход», «Труд», «Слава», отражающие идеологические установки того времени. Единичными являются трансонимизированные номинации: столовая «Ялта», пивная «Россия».

Анализ процессов образования эргонимов г. Новосибирска позволяет говорить о продуктивности метонимической онимизации в рамках семантической деривации и аббревиации как морфологического процесса. При этом эргонимы-аббревиатуры остаются актуальными, по нашим данным, на протяжении 87 лет (с 1920 г.).


В третьей главе «Коммуникативно-прагматический аспект изучения эргонимов г. Новосибирска» определяется коммуникативный и прагматический потенциал новосибирской эргонимии. Выделение данного аспекта предполагает признание важности эргонимов для городской коммуникации. При этом название городского объекта рассматривается как свернутый текст (Н.Д. Яловец-Коновалова), в котором в сжатом виде изложен посыл номинатора: медицинский центр «Ваш доктор» («В нашем центре Вы найдете Вашего доктора»).

Прагматическая значимость эргонимов проявляется в том, что их ведущие функции – номинативная и информативная, которые явно проявляются в описательных номинациях и метонимических индексирующих названиях типа «Обувь», «Ткани», в последние годы заметно дополняются группой функций воздействия (отражающих отношения «знак – человек»): аттрактивной, экспрессивной, игровой, мнемонической и рекламной.

Коммуникативная и прагматическая актуальность современных эргонимов обусловливает интерпретационный подход в их изучении.

Первый параграф посвящен описанию особенностей интерпретационного подхода в изучении эргонимов. Интерпретация эргонимической коммуникации имеет, по крайней мере, три уровня: 1) интенция номинатора, цель которого узаконить название и обеспечить его максимальную востребованность; 2) восприятие номинации реципиентом-пользователем, который может оценить эстетику, этику названия; 3) описание особенностей эргонимической номинации исследователем-филологом, который руководствуется не только общеоценочными (хорошо/плохо), эстетическими (красиво/некрасиво), этическими (морально/аморально, нравственно/безнравственно) параметрами оценок, но и ортологическими (правильно/неправильно с точки зрения языковых норм на разных уровнях языка).

Из всех существующих направлений интерпретационных исследований актуальным для данной работы являются те, в центре которых оказывается человек, интерпретирующий получаемые высказывания и текст (В.З. Демьянков), а также рефлектирующий над своим/чужим речевым произведением (А. Вежбицкая, М.В. Ляпон, Т.Г. Винокур, Н.Е. Сулименко). Для изучения коммуникативно-прагматического аспекта эргонимии в работе использованы эксперименты по созданию названий и анкетирование – та методика, которая позволяет оценить уровень интерпретационной деятельности номинаторов и реципиентов города.

Поскольку для эргонимии верен тезис о том, что название «характеризует не столько сам объект, сколько называющих» [Никонов, 1987, с. 343], то интерпретационный подход позволяет понять, как по названию можно судить о языковой личности автора эргонима. Адресат, являясь интерпретатором названия, вступает в коммуникацию с его создателем, так или иначе выражая своё отношение к эргонимам.

Во втором параграфе изучаются функциональные особенности эргонимов. Все функциональное многообразие эргонимов определяется интенциями их создателей. Результаты анкетирования и бесед с номинаторами демонстрируют, что наряду с необходимостью информировать о предприятии в целом, услуге или товаре существует целый ряд требований к современному эргониму: он должен привлекать внимание и легко запоминаться, вызывать положительные ассоциации и быть понятным широким слоям городского населения. Для коммерческой эргонимии характерно, что в иерархии интенций номинатора лидирующие позиции занимает желание привлечь внимание любой ценой (иногда шокируя, эпатируя адресата): продовольственный магазин «Догма», бар «Тарантул». В реферируемой работе анализируются экспрессивная и игровая функции названий городских объектов в связи с их актуальностью для новосибирской эргонимии.

Одним из приемов языковой игры является контаминация (сеть магазинов «Быстроном» (`быстрый и гастроном`), кафе «Артишок» (`артистический шок`), творческая мастерская «Архидея» (`архитектурная идея`), кафе-бар «Якитория» (`японская и китайская территория`), магазин «Бьютик» (от англ. beauty –«бьюти» `красота` и бутик). При создании эргонимов-контаминантов, номинаторы нарушают языковые нормы на структурном и фонетическом уровнях (например, пренебрегая границами морфем), что влечет за собой разрыв устоявшихся семантических связей тех лексем, которые стали базой для создания производного эргонима и программирование интерпретации эргонима-контаминанта адресатом.

Номинаторы г. Новосибирска обращаются к экспрессивной (людической) аббревиации (Земская, 2004, Зеленин 2005), создавая эргонимы-аббревиатуры, созвучные узуальным словам: магазин «МАГ» (`Магазин автозапчастей гарантийных`), салон «БАС» (`Большой автомобильный салон`); курьерская служба «БИС» (`Большая информационная служба`), компьютерный центр «КИТ» (`Компьютеры и техника`), магазин «АЗИЯ» (`Автомобильные запчасти из Японии`), магазин «СОМ» (`Строительные и отделочные материалы`).

Языковая игра создается и за счет актуализации ложных морфем: компания «Тэкс-Стиль» (в слове выделена часть корня как отдельный компонент с собственным лексическим значением). Ср. аналогичное предприятие названо «Стильтэкс» (части корня поменяли местами, за счет этого появилось дополнительное значение и проявилась экспрессия «перевертыша»), магазин «Тюль-Пан» (слово со значением `цветок` разбито на две части, каждая имеет отношение к швейной промышленности, называя вид ткани: `тюль` + `пан`»).

Как способ актуализации ложных морфем используется графика английского языка: ресторан «Fishенебельная кухня», кафе «БлинOK», склад-магазин «МастерOK».

Иногда в эргонимическом названии используется рифма (кафе «Шуры-Муры», «Амур-Тимур», «Хани-Мани».

Экспрессивно окрашенные названия и эргонимы, построенные с привлечением языковой игры, демонстрируют особенности характера взаимоотношений между адресатом и адресантом эргонимической номинации. Адресанту (владельцу фирмы, рекламисту) сегодня нужна номинация, которая вызовет у потенциального реципиента запланированные полиассоциации, поэтому в своём выборе он останавливается на сложном знаке, например, на осложненной метафоре и метонимии, контаминанте. При этом сложный эргонимический знак должен легко пониматься реципиентом, его значение должно лежать на поверхности. Эту особенность ярко демонстрирует сравнение функционирования контаминантов в поэтическом и публицистическом текстах и эргонимов-контаминантов. В этом плане для эргонимии является важной легитимация (термин Ж-Ф. Лиотара), то есть адресат должен понимать, что эргоним-окказионализм – это не ошибка, а хорошо продуманное изобретение автора. Для достижения такого рода «взаимопонимания» адресат и адресант эргонимической номинации должны иметь точки соприкосновения, то есть иметь близкую картину окружающей действительности, похоже интерпретировать события реальности и иметь общий ряд экспликаторов для выражения важных компонентов концептов.

Примеры, приведенные выше, демонстрируют тенденцию «работать на адресата», характерную для эргонимии современного Новосибирска. В то же время 27% нашего материала — это аббревиатурные эргонимы, бо́льшая часть которых (звуковые и буквенные) являются непонятными для жителей города. В связи с этим были изучены особенности функционирования эргонимов-аббревиатур, которые не входят в группу игровой аббревиации в синхронно-диахронном аспекте.

По результатам эксперимента на свободные ассоциации и опросов, которые проводились среди студентов Новосибирского государственного педагогического университета, были сделаны выводы о том, как понимаются аббревиатурные эргонимы реципиентами-пользователями. Не зная расшифровку аббревиатуры, информант ассоциирует название с его звуковым образом (актуализируется фоновая семантика (А.П. Журавлев): «ИРСО» (`Институт рекламы и связи с общественностью`) – `малосольные огурцы, солнце, река`; «ИФМИП» (`Институт филологии, массовой информации и психологии `) – `цветы, география, пудра, варенье`; «ИМПИСР» (`Институт молодежной политики и социальной работы`) – `что-то кислое, старое, коммунизм, сера`. Неблагозвучные аббревиатуры вызывают негативные ассоциации, что свидетельствует о коммуникативной неудаче номинатора («ИМПИСР»). Эти данные доказывают важность плана выражения эргонима.

Опросы показали и то, что в повседневной практике респонденты редко пользуются аббревиатурами, часто - полными вариантами первых слов названия: «ИФМИП» – `Институт филологии`, «ИРСО» – `Институт рекламы`, «ИМПИСР» – `Институт молодежной политики`.

Результаты исследования показали, что аббревиатурные и сложносокращённые эргонимы семантически полноценны только для номинатора и узкого круга людей, которые владеют информацией о расшифровке названий, являются носителями «мысленного досье» (А.Д. Шмелёв) на эти онимы. Аббревиатурные эргонимы вызывают незапланированные ассоциации у адресата, поскольку они непонятны, вследствие отсутствия их узуализации в русском языке.

Обратившись к вопросу функционирования как одному из значимых прагматических начал аббревиатурных эргонимов, мы идем от современной специфики названий городских объектов и особенностей их восприятия адресатом – к 30-м гг. XX в., расширяя фактический материал за счет эргонимов произведений И. Ильфа и Е. Петрова. Ретроспективный взгляд на жизнь эргонимических названий позволяет дать более полную картину их коммуникативной природы и оценить прагматический потенциал номинаций.

Анализ особенностей литературно-художественной интерпретации аббревиатурных эргонимов, предпринятый в работе, позволяет говорить о том, что за 70-80 лет требования адресата эргонимической номинации к названиям не изменились: использование наименований, созданных путём механического сложения основ, неблагозвучных аббревиатур, с учетом только номинативной функции, пренебрежение адресатом (что стало предметом пародии И. Ильфа и Е. Петрова) ведёт к неприятию названий и провалу эргонимической коммуникации. Ср. «Пролеткульт», «Старгико», «КЛООП» (И.Ильф, Е. Петров), «^ ВНИИПИЭТ», «УМИАТ», «НЗХК» (современные эргонимы г. Новосибирска). Подобные наименования проигрывают конкурентную борьбу и в наши дни вытесняются названиями с большой долей экспрессии: «Новосибирский дилижанс», «СПРиНТ».

Однако нельзя не согласиться и с тем, что существование аббревиатурных и сложносокращенных эргонимов является объективной закономерностью. Эта удобная и проверенная временем схема создания названий, возникшая сразу после революции, была и будет актуальной.

В третьем параграфе обосновывается возможность рассмотрения эргонимического названия как коммуникативной единицы. На основании анализа специфики эргонимической коммуникации выявлены признаки удачного и неудачного названия с точки зрения исследователя-филолога.

Текстовая природа эргонимической номинации была подтверждена результатами экспериментального моделирования названий образовательных и других учреждений по заданным параметрам. В акте номинации происходит свертывание высказывания (пропозиции), например, давая название школе английского языка, номинаторы идут от: «Мы научим тебя говорить по-английски», «Познай науку говорения» – «Science of speaking» (`наука говорения`) и оформляют окончательный вариант в виде аббревиатуры «SOS».

Анализ помех коммуникации с участием эргонимов основан на работах, посвященных изучению непродуктивной коммуникации (Е.А. Земская, О.Н. Ермакова, С.Г. Ильенко, М.Я. Дымарский).

Условно коммуникативные помехи могут быть квалифицированы как связанные с «планом содержания» и «планом выражения» эргонима. К помехам «плана выражения» относится использование аббревиатур и графики других языков, иноязычных вкраплений, в том числе и транслитераций.

Избегая неблагозвучных, непонятных аббревиатур, которые являются помехой коммуникации между адресантом и адресатом эргонимической номинации («СибЗНИЭТ», «Тяжстанкогидропресс», «НДРРМ»), номинаторы используют аббревиатуры созвучные узуальным словам, что нередко приводит к возникновению незапланированных ассоциаций: ГОРИ (`Городская общественная организация реабилитации инвалидов`), ДЖИП (`Денежный инвестиционный паевой фонд`), ИГО (`Институт гуманитарного образования`). Смежное явление – использование в названии узуальных слов, которые вызывают негативные фоновые ассоциации: сауна «Утопия», парикмахерская «Космея».

Для тех, кто не знает иностранных языков, транслитерированные названия не информативны: бутик «^ Вумэн», магазин «Лэди макси мэн», фирма «Интерпрайд», кафе «Флауэр». Лица, владеющие иностранными языками, понимают транслитерации, но не принимают такого способа написания (лучше написать на языке-оригинале), однако и использование иноязычных вкраплений не решает всех проблем. Иноязычные вкрапления, безусловно, являются культурным символом той страны, язык которой используется, но они не передают посыл номинатора полностью: например, если не знать значение англ. women (`женщины`), то непонятно, что бутик «Вумэн» торгует именно женской одеждой.

К помехам, связанным с «планом содержания» эргонима, относится использование названий, внутренняя форма которых диссонирует с видом деятельности предприятия (мебельный магазин «Алкомаркет»), использование личных имён (например, более 15 предприятий сферы услуг названы «Людмила») и культурных символов (культурем): супермаркет «Мария-Ра», фирма «Илия», применение в качестве мотивирующей базы названий с негативным коннотативным компонентом (фирма «Вирус», парикмахерская «Аскарида», магазин «Инцест»).

Очевидно, что полному восприятию посыла автора названия, как правило, мешает комплекс помех. Помехи «плана выражения» – это первый слой: например, фирма, торгующая отделочными материалами «Харвест» (англ. harvest – `урожай`).

В заключении обобщаются результаты работы и намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Основное содержание работы отражено в публикациях:

  1. Носенко Н.В. Эргонимы-контаминанты: структура, семантика, особенности функционирования и интерпретации // Сибирский филологический журнал. – 2007. – №2. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2007. С. 104- 109; 0,4 п.л. Публикация в издании, рекомендованном ВАК для докторантов и диссертантов.

  2. Носенко Н.В. К проблемам русской ономастической терминологии: эргоурбоним // Аспирантский сборник НГПУ – 2004 (По материалам научных исследований аспирантов, соискателей, докторантов): в 3 ч. – Часть 1. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2004. С.203-208; 0,3 п.л.

  3. Носенко Н.В. Интерпретация аббревиатурных эргонимов (на материале эргонимов г. Новосибирска) // Филологическое обеспечение профессиональной деятельности: материалы всероссийской научной конференции (30 –31 марта 2006 г.) / Под ред. Н.Г. Вороновой. – Барнаул: Изд. БГПУ, 2006.С. 231 – 236; 0,4 п.л.

  4. Носенко Н.В. Современные номинации с ярко выраженной образностью (на материале эргонимов г. Новосибирска) // Аспирантский сборник НГПУ –2005 (По материалам научных исследований аспирантов, соискателей, докторантов): в 3 ч. – Часть 3. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2004. С. 201-205; 0,3 п.л.

  5. Носенко Н.В. Прагматический аспект эргонимики города (на материале эргонимов г. Новосибирска) // Аспирантский сборник НГПУ – 2006 (По материалам научных исследований аспирантов, соискателей, докторантов): в 3 ч. – Часть 3. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2006. С. 131 – 136; 0,4 п.л.

  6. Носенко Н.В. Языковая игра в эргонимическом словообразовании // Проблемы выбора и интерпретации языкового знака говорящим и слушающим. Межвузовский сборник научных трудов / Под ред. Т.А. Трипольской, И.П. Матхановой, О.А. Новоселовой. – Новосибирск, 2007. С. 160 – 165. (0,4 п.л.)





Похожие:

Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconКоммуникативно-ориентированное обучение, международное сотрудничество
Овладение иностранным языком как средством общения становится мощным стимулом развития коммуникативно-ориентированного обучения....
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconРеорганизация и ликвидация учреждения
Учреждения принимается мэром Новосибирска на основании совместного представления Департамента, Управления и администрации Заельцовского...
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconПолномочный представитель посетил школу №120 г. Новосибирска
Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе Виктор Толоконский сегодня посетил Муниципальное...
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconУрок Основы работы с объектами. В этом уроке:  удаление объектов;  перемещение объектов;  вращение и перекос объектов;  изменение размеров объектов
В этом уроке:  удаление объектов
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconПрактическая работа Тема : Восприятие и представление информации
С помощью каких органов чувств люди и животные получают информацию об объектах (названия объектов выделены жирным шрифтом) в приведённых...
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconПоложение об оплате труда работников муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения города Новосибирска «Детский сад №360 «Журавушка» комбинированного вида»
Новосибирской области, реализующих общеобразовательные программы дошкольного образования», Постановлением Мэра города Новосибирска...
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconУрок 6 Методы упорядочивания и объединения объектов в этом уроке:  упорядочение объектов;  взаимное выравнивание объектов
В этом уроке:  упорядочение объектов
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconЛабораторная №1
Создать таблицу расходов предприятия по месяцам за полгода по следующим статьям: зарплата, транспорт, коммунальные расходы, оборудование,...
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconЛабораторная №1
Создать таблицу расходов предприятия по месяцам за полгода по следующим статьям: зарплата, транспорт, коммунальные расходы, оборудование,...
Названия городских объектов новосибирска: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты iconПрактическая работа №1
Используя текст учебника и карты атласа, на контурной карте чёрным цветом подпишите названия материков, укажите их площадь и подпишите...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib.podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов