С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) icon

С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области)



НазваниеС. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области)
страница2/4
Дата конвертации14.11.2012
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4

В октябре 1705 года К.А. Булавин «разорил строения и заводы, продал всю готовую соль, казенную и частным людям принадлежащую, а также деньги прочее имущество».

В ответ на это походный атаман Изюмского полка Шуст в декабре 1705 года осадил Бахмут, но появившийся в январе 1706 года вновь на берегу р. Бахмут отряд Булавина вынудил изюмцев снять осаду и отойти, а Булавин устроил в крепости погром - «разорил до основания солеваренные заводы, несколько человек убил до смерти,… побрал всю казенную соль и продал на месте,… домашних животных приказал без всякой надобности убивать».

4 июня 1706 г. в Бахмут прибыл царский дьяк А. Горчаков в сопровождении капитана Трунева с 50 солдатами для переписи спорных земель и угодий. Булавин помешал этому, арестовал дьяка - поставил у квартиры караул на 8 дней, а затем, получив решение Войскового круга от войскового атамана М. Лукьянова, вынудил Горчакова покинуть Бахмут…

6 июля 1706 года Петр поручил генерал-адмиралу Федору Матвеевичу Апраксину провести строжайшее расследование, конфликтующие стороны должны были до окончания следствия «владеть тем, чем владели до этого».

11 октября 1706 года донцы жалуются Петру - «малороссияне изюмского полка также во владениях верховых казаков всякое разорение чинят: лес рубят, хлебные поля скотом своим топчут, в одоньях жатный хлеб берут, землю пашут и сено на лугах косят, 10 мая Луганской станицы казака, ехавшего для торга с рыбою, ограбили и убили».

В 1707 г. полковника и стольника Фёдора Шидловского царь Петр I произвёл в бригадиры и назначил командовать всеми слободскими полками. Изюмским полковником становится его племянник – Михаил Константинович Донец-Захаржевский. Харьковским- Лаврентий Константинович Захаржевский.

В октябре 1707 г. вспыхивает восстание Кондратия Булавина. После ряда побед повстанцев, прихода в Бахмут С.Ф. Беспалого и Т. Кордиаки с 1,5 тысячами запорожцев, С.А. Драного, Н. Голого, Т. Белгородца, Т. Бахмутского, встречи их хлебом-солью монахами Святогорского монастыря стало ясно о сговоре Булавина, Мазепы и кошевого Сечи К. Гордиенко. Под Валуйками мятежники разгромили Сумской полк и перебили его старшину.

Напомним, что в это время в Беларуси и Северной Украине русские войска противостояли шведской армии Карла ХII. Булавинский бунт был ударом в спину… Для подавления мятежа К. Булавина Петр вынужден был выделить до 20 тысяч регулярного войска под руководством Василия Долгорукого.

Бригадир Шидловский со своими полками, полками Кропотова и Ушакова, Харьковским полком Федора Донец-Захаржевского нанес булавинцам в урочище Кривая Лука на Северском Донце жесточайшее поражение 8 июля 1708 года. В отряде мятежников было до 5 тысяч донских и 1,5 тысячи запорожских казаков. В этом сражении погиб один из ближайших соратников Булавина С.А. Драный, были порублены, потоптаны и потоплены в Донце и плавневых болотах 1,5 тысячи повстанцев.


Выбор Кривой Луки повстанцами был не случаен. Вероятно, здесь было много зимовников, в т.ч. и запорожцев. Косвенно об этом говорит факт находки донецким археологом С.М. Дегерменджи в 1986 году в с. Ильичевка (бывшие Хайловские хутора-Зливки) кладбища запорожцев- скелеты имели остатки одежды, на черепах «оселедцы», среди инвентаря монеты времен Екатерины Второй.

В 1969 году автор вместе с В.В. Дригиным, Я.П. Кириченко получили от жителей Кривой Луки сведения о том, что весной в селе при сильных талых водах в овраге вымываются человеческие кости, был случай находки скелета с кандалами.

Царю Петру через А.Д. Меньшикова Шидловский доносил, что засевшие в Бахмуте остатки мятежников сдались и просили пощады, но «воровское местечко Багмут взято и сожжено, а жители переколоты и перебиты до смерти». У Бахмута Шидловский разбил 3-х тысячный отряд запорожцев.

Когда шведские войска вторглись на Украину в 1708 г., большинство слободских полков приняло участие в боевых действиях. Харьковский и Изюмский полки отличились в битве под Полтавой. После Полтавской победы часть пленённых шведов находилась в Изюме. За военные отличия Петр произвел Ф. Шидловского в генерал-майоры.

Все время борьбы со шведами Петр находился на Слобожанщине - был в Ахтырке, Сумах, Лебедине и Харькове.

18 декабря 1708 года Петр учредил Азовскую губернию, включив в нее все слободские полки и подчинив их командиру Украинской дивизии П.М.Апраксину.

Среди множества наград, имевшихся у Ф. Шидловского за верную службу, были «клейноды Царского Величества»: золотая медаль, усыпанная 56 алмазами на золотой цепи, вторая золотая медаль, усыпанная по кругу 61 алмазом и алмазной короной, третья золотая медаль с 40 алмазами, равная по весу 12 золотым червонцам.

Фёдор Шидловский на Слобожанщине владел 6 деревнями с подданными, имел в Харькове большое подворье с множеством построек, был хозяином кожевенных, винных, стекольного заводов, владел мельницами, тысячами голов скота, имел 5 имений на Курщине, где находились настоящие крепостные.

«В 1711 г. бригадир Ф. Шидловский поставил армии 160 тысяч вёдер водки частично из своих винокурен, частично скупленной».

Фёдора Шидловского погубила жадность. Он постоянно жаловался царю на свою «бедность» и царь присылал ему жалованные грамоты на земли, деревни и слободы. Когда на Слобожанщине незанятых земель не стало, Шидловский обратил своё внимание на Волынь. С согласия князя А. Меньшикова прихватил земли на польской стороне. Это вызвало возмущение поляков, жалоба их дошла до Петра I. Незаконные действия генерала могли привести к военному конфликту. По приказу царя генерала Шидловского 23 апреля 1711 г. арестовали вместе с капитаном Чириковым и поручиком Макаровым и отослали для суда в г. Яворь на Волыни. В письме к Апраксину царь писал - «понеже сей плут Шидловский зело богат, покажи верность и труд свой, чтоб деньги, пожитки его и заводы не пропали, но все чрез верных людей описать, и движимые возьми к себе в удобные хранилища, а недвижимые до разорения не допусти».

Суд приговорил его к смертной казни, но по милости Петра его лишили генеральского чина, отобрали все имения и земли. Имущество трёх слободских полковников М. Донца-Захаржевского, Ф. Шидловского и И.И. Перекрестова было описано и передано в государственную казну. Полковников позже помиловали и имущество им вернули. Племянника Лаврентия освободили от должности командира Изюмского полка. Другого племянника, служившего в иностранной коллегии, отправили досрочно в отставку.

О богатстве Шидловских Д.И. Багалей писал - «если бы собрать только те вещи, которые были реквизированы у троих харьковских полковников, то из них вышел бы украинский музей быта, который мог бы сравняться с музеями – Киевским, Черниговским /В.В. Тарновского/ и Екатеринославским / А.Н. Поля/».

Лишённый всего Фёдор Владимирович Шидловский дожил свой век «на хлебах» у родственников в Москве и Харькове.

29 мая 1719 года все слободские полки передали в Белгородскую провинцию. В 1722 году майор Головин провел перепись всех старшин и казаков Изюмского полка. В 1723 году начальником Украинской дивизии стал генерал-аншеф князь М.М. Голицын. В 1725 году в Изюмском полку насчитывалось 290 старшин и 2202 казака.

История Изюмского полка продолжалась до 1917 года… В 1851 году пышно отмечалось 200 летие Изюмского гусарского полка. Николай Гербель посвятил ему книгу (1858) и поэму (1851).

«Есть на Руси полки лихие

Не даром слава их громка

Но верно нет во всей России

Славней Изюмского полка…»

В 1765 году Екатерина Вторая преобразовала Изюмский полк в гусарский. Наиболее яркими страницами его истории стали сражения с французами при Пултуске, Прейсиш-Эйлау, Бородино и Лейпцигом, Сент-Дизье. Полк имел награды Георгиевские трубы и Георгиевские штандарты, Александровскую ленту, Знаки на киверах и золотое шитье доломанов.


СОЛЕВАРЕНИЕ В БАХМУТЕ И ТОРЕ в ХУШ СТОЛЕТИИ.


В 1715 году бахмутские и торские солеварни были переданы в казну как казенные предприятия с администрацией Соляного Правления. Боярин князь Долгорукий указывал, что в городе-крепости были таможня, ратуша Изюмского полка, «для торгового промысла Изюмского полка казаков, торских и маяцких жителей всяких чинов» 15 амбаров и 9 кузниц, «устроены у соловарных колодцев Изюмского полка казаков 140 сковород соловарных, разных городов всяких чинов людей 30 сковород».

Важнейшей обязанностью казаков «Бахмутского полка», местного гарнизона была добыча соли для казны. Однако повинность по выварке соли допускала и частный промысел - «в Бахмуте за сутки кто буде себе соль варити на сковороде заплатить в казну должен 6 рублей», отмечал в «Дневнике» Яков Маркович. В аренду сдавалось до 200 чренов-сковород. Солеварению препятствовали стихийные бедствия и эпидемии. Так, с июля 1718 до октября 1719 года Бахмут опустел из-за эпидемии чумы, а поступления в казну составляли около 50 тысяч рублей.

В 1719 году капитан-исправник С. Чирков предложил правительству передачу ему в управление соляных промыслов и обещал увеличить добычу до 328 тысяч рублей. Поэтому из слободских полков и Чугуева были приписаны по 50 казаков (715 человек).

Чирков организовал сбыт соли в города Слобожанщины через «голов». «компанейщиков» и «целовальников», присматривал за солеварением капрал Преображенского полка из Петербурга, соль на обывательских подводах (по 5 «денег» за пуд) доставляли в Харьков и продавали по 8 алтын и 2 деньги. Продажа небахмутской соли была запрещена. Затем соль стали отпускать из «казенных магазинов». Претензии к деятельности Чиркова и Вепрейского имел бахмутский воевода Спешнев, он жаловался в Петербург на обременительность извозной повинности, хищения… 16 августа 1724 года царь отменил командование на солеварнях Чиркова.

В петровское время бахмутскими солеварнями занимались сподвижники царя князья Долгоркукий, И.М. Масальский, граф Юсупов, граф П. А. Толстой, генерал-адмирал граф Ф. М. Апраксин.

Более широко привлекали артельщиков, и в 1727 году «бахмутку» разрешили продавать на Правобережной Украине, ежегодные прибыли казны составляли от 35 до 69 тысяч рублей. Солеварением до 1731 года ведал воевода Ф. Сенявин.

В 1732 году правительство Анны Иоанновны отдало Бахмутские и Торские заводы купцу В. Озерову (Оглоблин считал, что Озеров мог быть подрядчиком строительства Ладожского канала) с правом рубить лес по Донцу, иметь сенокосы, продавать соль в Бахмуте по 10 копеек за пуд, в Торе по 11 копеек. «Компания» Озерова должна была вносить в Казну ежегодно 50 тысяч рублей за аренду заводов и половину прибыли от продажи соли, препятствовать продаже донской и калмыцкой соли на Слобожанщине. Надзор за деятельностью «Компании» возлагался на воеводу и лейб-гвардии офицера. При ежегодном «плане» добывать 1,2 млн. пудов соли, «Компания» добывала около 600 тысяч пудов, писал Скальковский. Этому мешали эпидемии, набеги татар, служба казаков в полку, боевые действия 1735 - 1739 годов, бегство на Сечь солеваров. Лейб-поручика Спешнева решили отдать под суд, он оправдывался тем, что работа на соляных заводах прекратилась «от набегов неприятельских и разорения около Бахмута хуторов, от взятия в плен солеваров и от невысылки из слободских полков работников»

С 1737 года правительство стало вмешиваться в дела Озерова. Было поручено академику Юнкеру обследовать соляные промыслы. Выпускник Лейпцигского университета, «профессор поэзии» и друг фельдмаршала Миниха приехал в Россию в 1731 году (р.1702 - ум.1746), с 30 июня 1737 по 1746 год он был директором Украинских бахмутских и торских соляных заводов. По поручению Юнкера М.В. Ломоносов составил «Нижайший доклад…о соляных делах…в Бахмуте и Торе». Почти 2 года Юнкер и Ломоносов изучали соляное дело в Германии, в Бахмут Юнкер прибыл, по мнению Оглоблина, в 1739 году. Он предполагал увеличить поступления в казну от 0,5 до 1,5 миллиона рублей. По мнению Ломоносова, «недостаток в работниках, недостаток дров к довольному варению, худое состояние соли, опасность тамошней стороны», то, что солеваренные «магазины» были малыми, соль засорялась и расплывалась от дождевой воды, колодцы не чистились, чрены прогнили, горны и меха находились неисправными, а инструментов не хватало - было причиной упадка солеварения.

Уже в конце 30-х годов ХVIII столетия возникли проблемы с топливом для солеварен. При всем желании современных луганских историков-краеведов доказать, что Чирков после открытия каменного угля экспедицией Г.Капустина и Г. Столбова вблизи Бахмута, якобы использовал на солеварнях каменный уголь - эта «идея» остается мифом.

А вот о недостатке леса говорит, например, Указ императрицы Анны Иоанновны от 22 января 1739 года, где в ответ на требование наказного атамана ВД Фролова запретить на 4 года рубку леса в Трехизбенского юрта лесу царица поручила рассмотрение этого вопроса фельдмаршалу де Ласси и генералу Левашову. «Левашов рапортовал…в помянутых трехизбенских лесах подле реки Донца от набегов крымских татар учинены многие засеки, которые и впредь весьма надобны… и бахмуцким соляным заводам в дровах скудности и в доходах убытку чинить не надлежит».

На выварку 50 пудов соли в Бахмуте шла кубическая сажень дров (в год до 10 тыс. саженей по 4 рубля за сажень - на 40 тыс. рублей, оплата солеварам до 25 тысяч рублей)

Потребовались поставки железа и приезд кузнецов из Тулы и Ельца. Требовалось уже по 600 казаков с каждого слободского полка… В 1740 году на заводах было только 16 слободских казаков. Поэтому правительство возвращается к приписке к солеварням людей из Маяк и других городков, жителей окрестных к Бахмуту поселений (по переписи Хрущева 1732 г. здесь было всего 1445 человек), беглых. Несмотря на жесткие меры в 1743 году прибыли 271 человек, а в 1745 году из 600 работников в Бахмут прибыло 63, а Тор всего 6…Подполковник Спешнев послал примерно 100 работников к Юнкеру в Тор отстраивать солеварни. Работным людям платились какие-то деньги из казны.

27 августа 1747 года Елизавета Вторая в своем указе писала, что «бахмутские жители и других городов и слобод малороссияне в отведенные войску донскому места в Леонтьевы и Глухие буераки и рубят селитбеной и дровяной лес, которого немало опустошили, и возят на продажу в Бахмут и Тор». Этот порядок был установлен еще при фельдмаршале де Ласси, выдавались ордера, по Донцу лес рубить запрещалось.

Поскольку солеварение приносило в казну до 40 тысяч рублей ежегодно, Елизавета была озабочена «Бахмутским соляным заводам дать дозволение к рубке лесов на одни корыта, сколько бахмутский комендант потребует».

В Указе от 9 февраля 1748 года сказано, что «в соляных варницах при каждой сковороде имеется по садовнице, в которые снимается соль, и под садовницами ставятся куфы, что называются старушницами». От соли обычные «куфы» приходят в негодность за год, стоят по 40 копеек. Если же их делать из дуба, то стояли они по 25 лет и стоили 50 копеек. Поэтому было и решено за дубовым лесом послать за 80 верст от Бахмута в Глухие буераки солеваренного атамана Наума Михайлова, но отряд донского старшины с 6 казаками воспрепятствовал рубке леса для сковород. Дубовые леса были выше Луганской станицы в Теплинском, Староайдарском, Трехизбянском, Краснянском, Сухаревском юртах по Донцу. Правительство должно было с Воронежским губернатором отвести для рубки на солеварни другие леса.

Правительство беспокоило, что донские казаки стали торговать манычской солью и возникла конкуренция с бахмутскими и торскими промыслами.

В Указе 23 мая 1748 года писалось- «Бахмутской провинции великороссийским жителям и черкасам соль продается маноцкой бузун от казаков слободского Острогожского полку и Михайловской станицы многим числом, донские казаки к продаже маноцкой соли допущены в слободские полки без всякого воспрещения», пойманные с солью русские указали на поставщика донского казака Никифора Лямзина, которого надлежало арестовать и допросить…

23 мая 1748 года поступает Указ «по поводу продажи в слободские полки и великороссийским людям манычской соли и воспрещении таковой продажи, о высылке виновных в этом казаков к следствию» в Бахмуте.

31 июля 1752 года в новом Указе речь идет «о недопущении и ссуды манычской соли приезжающим на Дон великороссийским и слободских полков людям, равно вывоза той соли в слободские полки» - по рапортам застав в Бахмутскую соляную контору «люди поиманы с неуказанною маноцкою солью малым числом…фунтов по пяти, и по десяти, и по двадцати, и по пуду в привозах бывают», якобы, для соления покупаемой на Дону рыбы. Елизавета приказала, чтобы «казаки приезжим…людям на соление рыбы и для пищи, паче к вывозу» не давали, «по всем въезжим улицам прибить публичные листы», чтобы выезжающие соли « не более трех фунтов не имели на каждую персону».

Судя по документам Исторического архива Украины, в 1752 - 1758 годах атаманами солеваров в Бахмуте были Поповский, Воскобойников, Фисуха, Данилов. Они получали «Инструкции» правительства и Соляной Конторы.

В 1756 году бахмутские солеварные заводы были отданы в откуп орловским и мценским купцам во главе с Рябовым на 6 лет. Солеварение продолжало снижаться.

Краевед И. Корнацкий приводит примеры бегства работных людей с солеварен (к сожалению, архивные источники информации автором не приведены). Так, в 1758 году от бахмутчанина И. Маркова бежали три работника к полтавскому казаку Ф. Вечере. Не ясно, были ли беглые крепостными (?) или они приписаны были от одного из слободских полков…

Гетман Разумовский стал покупать соль из Крыма, более дешевой была и донская соль. Практически были вырублены леса в районе Бахмута. Леса в Донбассе стали собственностью кн. Потемкина, потом он продал их Фалееву, дрова приходилось возить издалека.

Продажа соли в Польшу успеха не имела, как и обязательные поставки «бахмутки» в крепости Украинской укрепленной линии в 1765 году.

Администрация Бахмута часто самоуправничала. Полковник Спешнев « многих бьет публично без милосердия по спине и по брюху и по бокам, все бедные пришли в великий страх».

В 1765 году правительство прекратило присылать в Бахмут работных людей из Белгородской и Воронежской губерний, а комендант крепости приказал солеварам вывезти 600 пудов сена. Солевар Борис Андреев стал подстрекать 150 солеваров к неповиновению, ударил прапорщика Голубкова, хватал его за мундир и порвал ему рукав мундира. Бунт закончился публичной поркой Андреева и основных участников волнений.

10 июня 1769 года в Указе императрицы Екатерины предписывалось донскому атаману С. Ефремову и воронежскому губернатору генерал-майору Маслову, что «главная соляная контора требует,…чтобы в провозе Бахмутского батальона прапорщиком Голубковым на бахмутские соляные заводы сковородного железа чрез станицы, мимо которых следовать будет, как в даче безостановочно подвод, так и в случае надобности на платеж подводчикам заимообразно денег, кои возвращены быть имеют из бахмутского соляного сбора, и в протчем полезном вспоможении» .

Из «Устава о соли» 1777 года известно, что общая добыча соли в Бахмуте упала с 290 тысяч пудов в 1750 до 34 тысяч в 1782 году. Резкий подъем на заводах Бахмута в 264 тысячи пудов был в 1768 году и сразу же спад до 1,2 тысячи пудов в 1772 году…

В 1771 году Воронежский губернатор Слободской Украины Щербинин привлекал к торговле зерном и солью с ногайскими татарами казаков из Бахмута.

21 декабря 1782 году солеваренные заводы Бахмута и Тора были проданы на слом Азовским губернатором Чертковым, чье решение утвердил генерал-губернатор Новороссии Потемкин.


^ ПОПЫТКИ ВОЗОБНОВЛЕНИЯ СОЛЕВАРЕНИЯ В НАЧАЛЕ ХIХ

СТОЛЕТИЯ.


Император Павел 1 в 1795 году поручил директору Луганского литейного завода Гаскойну провести обследование Бахмутских варниц, а в 1798 году издал указ «оставленные Бахмутские и Славянские варницы возобновить».

Маркшейдер Чернявский заложил в Бахмуте первую буровую скважину и отправил в Петербург министру финансов Чернышеву образцы каменной соли.

Смерть императора Павла Первого помешала дальнейшим работам в Бахмуте.

Правительство Александра Первого в 1808 году поручает директору Луганского литейного завода Якову Нилусу изучить вопрос о возобновлении солеварения в Бахмуте и Славянске.

В апреле 1808 года министр внутренних дел А.Б. Куракин поручает Екатеринославскому гражданскому губернатору действительному статскому советнику К.С. Гладкому и Слободско-Украинскому гражданскому губернатору в Харькове действительному статскому советнику И.М. Бахтину поручить «господину оберберггауптману Нилусу, чтобы он принял на себя труд или подчиненному снять план Бахмутских и Славянских соляных варниц и сделать топографические оным описания».

В июне 1808 года Яков Христианович Нилус побывал в МВД в Петербурге и отправил письма со своей стороны Харьковскому и Екатеринославскому губернатору. И.И. Бахтин отправил в Славянск из Чугуева губернского землемера Драгомира «доставить обстоятельное топографическое описание бывшим Славянским варницам, на которых соловарение долженствует возобновиться посредством земляного угля». Поручение помогать Я. Нилусу было дано и Изюмскому земскому исправнику.

Далее благих намерений и поручений составить планы и описания дело в 1808 году не пошло.

Сразу же после окончания Отечественной войны 1812 года правительство Александра Первого вновь предпринимает новую попытку возобновить солеварение в Торе и Бахмуте.

10 мая 1813 года военнопоселенец села Хрестище Федор Ольшанский обратился к Славянскому городовому ратнеру Навроцкому с предложением взять солеварни «на следующих кондициях: возобновить те варницы собственным коштом, не требуя от казны никакого пособия и вознаграждения (в течении 4 лет), а по приведении их в исправность и порядок солеварение из источников и озер ему одному с выплатою в казну акцыза», который сложится в тот момент еще 6 лет по 60 рублей. «Славянским жителям с источников соляной воды бочками и бочонками не брать», соль продавать по свободным ценам. «Правительство вправе отдать их кому другому на каких заблагорассудится будет условиях», Ольшанский через 10 лет «обязан сдать оные беспрекословно».
1   2   3   4




Похожие:

С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconВ. О. Богуненко, О. С. Дадашов, Н. О. Тутова
Науковий редактор татаринов сергій йосипович, завідувач Бахмутського регіонального Відділення Центру памяткознавства нану, доктор...
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconИнтеграция наук и знаний в решении экологической проблемы
КБ. Председатель Комиссии Русского географического общества по охране природы (создана в 1912 г.), Заведующий Кафедрой соц-гум наук...
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconВедомственные строительные нормы нормы проектирования контактной сети стн цэ 141-99
Ис (доктор техн наук В. П. Шурыгин, кандидаты техн наук А. П. Чучев, А. А. Орёл, Л. Ф. Белов, А. И. Шелест, В. А. Балаш, Ц. X. Надгериев),...
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconВедомственные строительные нормы нормы проектирования контактной сети стн цэ 141-99
Ис (доктор техн наук В. П. Шурыгин, кандидаты техн наук А. П. Чучев, А. А. Орёл, Л. Ф. Белов, А. И. Шелест, В. А. Балаш, Ц. X. Надгериев),...
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconА. А. Вологдин– кандидат исторических наук, доцент
Базовое содержание модуля
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconЭкономический анализ эффективности заправки гражданских самолетов в воздухе Введение
Клочков Владислав Валерьевич доцент кафедры общей экономики мфти, доктор экон наук, кандидат техн наук
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconАлкогольно-наркотический
Рецензенты: Бестужев-Лада И. В., доктор исторических наук, профессор, академик Российской Академии образования
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconБ. А. Астафьев теорияединойживой вселенной закон
Борис Александрович Астафьев доктор медицинских наук, гранд-доктор философии, профессор, академик Международной Академии Информатизации,...
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconНауч рук кандидат исторических наук, доцент В. А. Острога
Таможенная логистика Республики Беларусь: современное состояние и перспективы развития
С. И. Татаринов, доктор философии, кандидат исторических наук (Артемовск Донецкой области) iconН. А. Омельченко доктор исторических наук
Прежде всего, необходимо высказать несколько общих соображений, имеющих непосредственное отношение к обсуждаемой проблеме
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib.podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов